В «Царскосельской коллекции» открывается выставка Марии Мамкаевой

В «Царскосельской коллекции»  открывается выставка Марии Мамкаевой

30 июля в Государственном музее «Царскосельская коллекция» откроется персональная выставка Марии Мамкаевой «Стены слышат». Мамкаева Мария — петербургский художник и ювелир, член Творческого Союза Художников, член Союза Художников России, участник многочисленных российских и международных выставок (США, Франция, Италия и др.) Работы художницы находятся в Государственном музее «Эрмитаж», а также во многих других музейных и частных коллекциях.

Мария Мамкаева о своем творчестве:

«...„Inside“ или „Стены слышат“. Могут ли стены слышать? Могут...они могут слышать, и у них есть память. И все, что они услышали — они запоминают. Начиная от наскальной живописи и заканчивая внешними дисками, человечество усердно старается запомнить. Теряя память, мы теряем себя, она, безусловно, является частью нашего сознания, благодаря ей мы самоидентифицируемся, благодаря ей мы есть. И чем больше мы помним — тем больше мы есть. А внешние резервуары нам помогают. Так и стены. Они слышат, дышат, помнят. Иногда их просят помолчать, замазывая и закрашивая их память, но...нет-нет да и вырвется где-нибудь яркое воспоминание наружу.

Стены — наш внешний диск, резервуар наших воспоминаний. Слой за слоем можно восстановить все микроэпохи, которые они выстояли, что знакомит нас с памятью места. Заходя в старые подъезды до некоторых стен хочется дотронуться, провести по поверхности рукой...В то время, как на другие даже не хочется смотреть. Иногда мы видим слои краски, их может быть много и каждый из них может хранить память о микроэпохе.

Стен много, они разные, помнят по-разному. Свое внимание на их память я обратила в Италии, когда путешествовала по Лигурийскому побережью. Недалеко от Сан-Ремо есть небольшое местечко — Поджи, и там мне довелось остановиться в особенном доме. Поразило то, что внутренние интерьеры были полностью сохранены и восстановлены. Местами были специально оставлены все слои, которые были нанесены на поверхности. Стены шептали, а мне очень хотелось это запомнить. Первым желанием было унести их кусками, на подобии того, как в Германии продают кусочки Берлинской стены в качестве сувениров. За невозможностью этого я сделала портреты стен, портреты их шепота и их памяти. Я увезла с собой тишину и ощущение „inside“ этого места, чтобы помнить. Часть работ являются абсолютными копиями настенных фрагментов, другие были созданы на основе моих ощущений. И если спросить у меня — что больше всего произвело на меня впечатление в Италии — я отвечу „Стены“...»