Водская пятина

О газете       Архив номеров



Водская пятина — одна из пятин Новгородской земли до XVIII в. Территория расположена между реками Волхов и Луга. Получила свое название по финно-угорскому народу водь, проживавшему на этих землях.

О деятельности этнографического клуба с одноименным названием, который действует при Центре культуры, кино и досуга «Павловск», мы уже рассказывали в этом году в № 17, 40 и 45 нашей газеты.

Водь, несмотря на неоднократные попытки христианизации соседями, длительное время сохраняла языческие верования, остатки которых проявлялись в деревнях до середины ХХ в. Водь верила в стихию природы, поклонялась камням, деревьям, источникам, принося им жертву в виде животных, одежды, еды, денег. Около таких объектов поклонения устраивались «братчины» — большие праздники, на которых пили общинное пиво, угощались, пели, танцевали. Эти праздники при массовом крещении води были приурочены к православным датам — Ильин день, Иванов день, Петров день и т.д. Такие «сочетания» православия с древними языческими обрядами были очень устойчивы. Когда был построен Петербург, страдающий от наводнений, то вожане считали, что виновником страшных волн был не ветер, а «мать воды» — вээ-эмя, которой не нравится шумный и грязный город.

«Трудно отыскать среди северных народов население, более, чем водь, сохранившее свои древние верования и обычаи вплоть до недавних дней», — делает заключение этнограф О. И. Конькова в своей книге «Водь. Очерки истории и культуры».

Языческие верования нашли отражение в национальном костюме води. Считалось, что волосы обладают магической силой, и чтобы невестка не принесла в дом мужа с волосами магию родительского дома, ей перед свадьбой сбривали волосы, позже — просто обрезали косу, а на голову надевали головной убор, закрывающий лоб и уши, вышитый магическими символами и украшенный бисером, раковинами и полудрагоценными камнями. О «бритых женках», наряд которых свидетельствовал о живучести языческих обрядов, долгое время докладывали православные священники.

И спустя тысячелетие в ХХ в. певец водской земли Александр Гуринов воспевал те же традиции своего народа:


...Белой ночью у нас
словно пасмурным днем
Все спешат
очищаться
водой и огнем.
Искупавшись
в реке,
перепрыгнув костер,—
Все пройдут через то,
будь кто прост иль хитер.
Хороводы и песни
и пива струя
Обнажают сердца,
ничего не тая.
Ну а там, где деревья
сменяют песок,
Расцветает, как уголь,
горящий цветок...


Сейчас уже не варят на берегу реки всей деревней пиво из проросшего зерна ячменя в больших деревянных котлах, куда опускались раскаленные на костре камни. Лишь энтузиасты собираются на праздники Пядря (Петров день), надевают национальные костюмы, сшитые по заимствованным из музеев образцам, совместно приобщаются к трапезе общей ухи из большого котла как напоминанию о когда-то главном промысле водского народа — рыболовстве.

Лина Тервенен