Деньги не пахнут, или туалетная история

Деньги не пахнут, или туалетная история

Этот телефонный звонок был для меня полной неожиданностью. Звонила незнакомая женщина. Приятным голосом, представившись продюсером «Пятого канала», она предложила мне выступить в ее телепрограмме.

— На какую тему? — осведомился я.

Несколько замявшись, она ответила:

— Можно сказать так: «Нравственность в современном российском обществе». Конкретнее: «Проблема отправления естественных надобностей нашими согражданами в общественных местах». Увы, это с некоторых пор стало проблемой!

— Тема мне интересная, но откуда вы меня знаете?

— Как-то я слышала вас на радиогазете «Слово». Кроме того, мне говорили журналисты, что вы редкий в наше время моралист!

— Спасибо за комплимент! Я не только не стыжусь, но горжусь этим. А потому и не могу отказаться от вашего предложения.

Обоюдно заинтересованные, мы быстро договорились о месте и времени встречи со съемочной группой: в Пушкине у входа в Екатерининский парк на следующий день.

Несмотря на начавшийся дождь, за десять минут до установленного времени я был на месте. Появилась машина с крупно выведенной красной пятеркой на борту. Из нее вышли три молодых человека. Познакомились. Возглавлял группу журналист, несколько лет назад окончивший журналистский факультет Санкт-Петербургского государственного университета. Его сопровождали два оператора. Я представился, назвав свое имя и звания.

— Вы можете указать место, где бы хотели говорить на камеру, желательно связанное с нашей темой? — спросил журналист.

— Неподалеку расположен бывший общественный туалет, в котором после чубайсовской приватизации разместился продуктовый магазин. Думается, на его фоне было бы неплохо поговорить об интересующей вас проблеме!
Идея руководителю группы понравилась. Сели в машину и поехали. По дороге я поделился планом своего выступления. Сказал, что намереваюсь говорить не только о вызывающих фактах, но и о причинах возникшей в нашем обществе ситуации.

— Думаю, мое выступление не очень понравится вашему руководству, и оно вряд ли целиком даст его в эфир! — заключил я свое вступление. — Однако надеюсь, что продюсер сдержит свое слово и не слишком усердно поработает ножницами. Иначе к чему все это!?

— Она умеет держать слово! — заверил меня журналист.

— Будем надеяться!

Подъехали к выбранному мной месту.

Деньги не пахнут, или туалетная история

На перекрестке, невдалеке от бывшего Дома инвалидов Первой мировой войны выделяется одноэтажное сооружение явно не современной и даже не советской архитектуры с колоннадой у входа. Здание, сохранившееся с царских времен, видевшее все грандиозные события двадцатого века, а недавно претерпевшее метаморфозу, изменившую его первоначальное предназначение на противоположное. Испокон века здесь был общественный туалет. Удобно размещенный на стыке трех улиц рядом с одним из входов в знаменитый на весь мир и всегда многолюдный Екатерининский парк Царского села. В тридцати мерах — монументальные Орловские ворота, в сотне — два водовода, когда-то снабжавшие горожан водой. На берегу Виттловского канала — Башня-руина — памятник победе русского оружия в русско-турецкой войне. Должно быть, российские императоры, повелев построить здесь бесплатный общественный туалет, позаботились о том, чтобы граждане не оскверняли святые, памятные места.

Между тем операторы установили аппаратуру. Журналист указал мне место напротив бывшего туалета. Когда все было готово для записи, жестом руки подал мне знак, и я заговорил.

Начал с того, что с проявлениями бесстыдства и бессовестности в последнее время встречаюсь постоянно и не только в парке и на улицах своего замечательного города, но и в других местах. Однажды даже был свидетелем того, как компания молодых парней «поливала» стену подземного перехода через Невский проспект возле метро «Гостиный Двор», не обращая никакого внимания на сплошной поток людей, опасавшихся сделать им замечание.

Неоднократно видел, как, выходя из кафе и ресторанов, молодые люди, не стесняясь своих спутниц, «поливают» ближайшие кусты и клумбы. Встречались и бесстыжие девицы. Эти факты могут подтвердить многие наши сограждане. Однако важнее поговорить о причинах.

Первая причина очевидна: прямо за моей спиной — помещение продуктового магазина, которое длительное время служило туалетом, а в результате перестроек и реформ было превращено в торговую точку.

Из семи общественных туалетов города Пушкина, не считая парковых, в настоящее время два заброшено (должно быть, по причине того, что расположены они в неудобных для торговли местах). Один туалет превращен в магазин, другой — в кафе, третий — в ветеринарную лечебницу. Действующих осталось два — на вокзале и на рынке — и те стали платными! Для большинства людей, опущенных реформаторами ниже реального прожиточного уровня, двадцать пять — тридцать рублей — значительные деньги! И где же людям отправлять естественные надобности в случае острой нужды? Заметим, что в советское время общественные туалеты были бесплатными так же, как и парк, за вход в который сегодня надо отдать сто рублей.

Другой причиной — а по значимости первой! — я назвал во многом утраченную за двадцать пять лет перестроек и реформ традиционную российскую общественную мораль. Напомнил слушателям, что человеческое общество управляется двумя видами законов или норм: юридическими и нравственными. Причем до введения римского права все люди на Земле жили, руководствуясь только законами морали. И выжили! Значит, эти законы не так уж плохо работали! На страже морали стоит, как известно, человеческая совесть, что означает совместное знание и выполнение неких принятых обществом норм. Внешним проявлением совести является стыд — самокритика, самоуничижение, самобичевание под влиянием угрызений совести. В отличие от юридического, моральный регулятор жизни в человеческом обществе при высокой эффективности не требует затрат на содержание контролирующих органов и системы наказания. К большому сожалению, приходится констатировать, что нынешнее государство совершенно не заботится о воспитании высокой морали у своих граждан...

В таком духе я говорил на телекамеру минут двадцать. Затем старший съемочной группы вернул меня к основной теме нашей беседы, спросив:

— А что вы можете сказать о судьбе других общественных туалетов в городе Пушкине?

Я был готов к ответу:

— Хотите, покажу вам бывший туалет, в помещении которого ныне находится кафе? Посетители и не подозревают, что находится у них под ногами. А если бы узнали, то вряд ли у них появилось бы желание посещать это заведение. Впрочем, так же, как и покупать продукты питания в этом магазине.

— Поехали! — согласился журналист.

Мы сели в машину. Воспользовавшись возможностью, я показал еще два не функционирующих туалета советских времен.
И вот мы подъехали к вожделенному объекту съемки. Сооружение пятидесятых годов прошлого века всем своим видом соответствовало предназначению, поэтому хозяева укрыли его щитами и растяжками, рекламирующими пиво и длинноногих соблазнительных красавиц. Для увеличения пропускной способности заведения рядом натянули тент и поставили столики.
Руководитель группы решил для начала снять интерьер кафе. Я попытался удержать его, предупредив, что хозяева вряд ли придут в восторг от его намерения. Ведь это пахнет антирекламой заведения. Однако он не прислушался к моим словам и пошел. За ним послушно последовали операторы. Предвидя скандал, я благоразумно остался у входа.

Через пять минут троица буквально вылетела на улицу. За ней показались трое кавказцев. По их физиономиям было видно, что беседа прошла не в духе взаимопонимания. Хозяева (или их охранники) остались в дверях, а телевизионщики, отбежав десяток шагов, стали сноровисто устанавливать свою аппаратуру. Еще надеясь, что мне будет предоставлено слово, я подошел ближе. Однако ошибся. Сделав непродолжительную видеозапись заведения, они стали поспешно собираться. При этом кто-то из них тихо сказал, что тут можно и пулю получить. И действительно — вид у джигитов был весьма внушительным и откровенным.

Свернув аппаратуру и погрузив ее в машину, съемочная группа отправилась в обратный путь. Прощаясь, я спросил, когда программа выйдет в эфир. Журналист назвал дату и время. В указанный срок я включил телевизор, но, как и следовало ожидать, своего выступления не увидел.

Игорь Павлович Смирнов, писатель и публицист

Комментарии

Ни о чем, и без умного

Ни о чем, и без умного резюме. Я на днях видела урода, мочившегося у нас в Пушкине на Садовой !!! улице средь бела дня - культурный город не может победить пьяное быдло