Вячеслав Тарасов: «Наше детство – война, но жизнь продолжается»

Вячеслав Тарасов: «Наше детство – война, но жизнь продолжается»

Вячеслав Викторович Тарасов родился в Ленинграде в 1931 году. Его детство пришлось на военную эпоху. В настоящее время Вячеслав Викторович является председателем Совета ветеранов СПбГАУ, принимает активное участие в мероприятиях, посвященных 70-летию Победы.

Своими воспоминаниями о войне он поделился с корреспондентом «Город Пушкин.ИНФО».

Мои родители познакомились на фабрике «Равенство». Мать работала прядильщицей, а отец был курсантом школы связи. Курсантов привели знакомиться с опытом первой ударной бригады Ленинграда. После этого они поженились, родилась моя сестра, а после, в 1931 году, появился я.

До трех лет мы жили в Ленинграде, в 1934 году переехали в Пушкин. В один год с началом Второй мировой войны я пошел в первый класс. Объявление о войне я застал на улице, вместе со своим другом Леней. Мы не сразу осознали, что произошло. Делали то же самое, что и все мальчишки — пытались участвовать в войне. А какое участие на первых порах? Мы убирали с чердаков все лишнее и обмазывали чердачные перекрытия суперфосфатом, чтобы не было возгораний. Собирали бутылки и делали зажигательные смеси. Наблюдали, что же происходит в городе.

20 августа отец вывез нас — мать и сестер — в Ленинград. Сначала мы жили на старом месте, но однажды в наш дом влетела бомба. Выбило все стекла. А двор —колодец. В закрытых колодцах взрывная волна действует с особой силой... Вот почему окна с началом войны заклеивали крест-накрест бумагой: чтобы они вылетали не мелкими брызгами, а большим куском. Это позволяет избежать тяжелых ранений, а их было очень много.

С войной человек не может сразу все отбросить и стать другим. Жизнь продолжается. Мы переехали к родственникам, которые жили рядом с Сенным рынком. Внизу была булочная, за хлебом ходить далеко было не нужно. То была полоса блокадных тягот: бомбежки каждый день, налеты.

8 сентября, когда бомбили Бадаевские склады, я сидел на крыше и наблюдал за всем этим. В складах было много продуктов. На сколько километров поднимался дым, не знаю, но то, что он был разноцветный, я помню до сих пор... Продукты горели разными всполохами: синими, красными, зелеными — и все это перемешивалось с черным...

Нашим развлечением были походы мы в кинотеатр «Смена». У меня осталось в памяти, что фильм «Конек-горбунок» прерывался около 10 раз из-за бомбежек. Как только объявлялась воздушная тревога, все спускались в бомбоубежище, потом возвращались — и продолжался показ фильма.

Также ходили в театр Музыкальной комедии. Были уже холода, мы с сестрой сидели в пальтишках, прижавшись друг к другу. Показывали «Трех мушкетеров». Я жалел артистов: как они могут играть с голыми ручками, в пачках, да еще и улыбаться?

Слушали радио. К нам обращался Джамбул Джабаев: «Ленинградцы, дети мои. Ленинградцы, гордость моя...» И там дальше шли такие слова, которые заставляли гордиться нашей страной.

В марте мы потеряли маленькую сестренку. В 1942 году нас по Ладожскому озеро эвакуировали в Куйбышевский район. Там были свои трудности, но мы учились, играли. Запомнил, как мы отправлялись на уборку урожая хлеба. Он был не очень хороший, полыни было в хлебе сверх меры. Наша задача была отбрасывать солому. Хотя на мне была марля, в рот набивалась такая горечь. Я это запомнил надолго: превозмогая все, нужно было делать хлеб!

В Пушкин я вернулся в апреле 1944 года. В городе оставалась целая куча мин. Многие гибли уже после войны. Товарищ Ракитин ехал с матерью, побежал нарвать цветы и угодил на мину. Мать привезла его тело в кузове.

Трагически погибла выпускница первого послевоенного выпуска, которая должна была получить золотую медаль. Шла с коровой по Октябрьскому бульвару, рядом домик в изразцах стоял. Ее тело ударило по веранде, и надолго там осталась вмятина. Все цветы, которые должны были подарить на выпускной, положили в ее могилу. Отголоски войны нагоняли нас еще долго.

Вы знаете, я не думаю, что я быстро повзрослел. Потому что для этого нужно быстро трудиться и обслуживать самого себя. А матушка и работала, и стирала, и делала все то, что положено матерям. Мы, конечно, помогали, но помогали, никогда не задумываясь, что это нужно делать для семьи. Пока нет ответственности — не взрослеешь.

Первый мирный день

Никто в воздух не палил, потому что взрывов нам хватало и до этого. Установили два прожектора, и они светили всю ночь, устроили танцы. Часто вешали экран на глухую стену дома и показывали хроники. Не знаю, как другие мальчишки, но мне это было очень интересно. Я знал наизусть всех командующих, и зарубежных армий в том числе.

Чему научила война?

Вторая Мировая война показала, что основной ареной сражения стал вопрос борьбы фашизма с социалистической державой. Мы гордились тем, что прокладывали путь в новый мир. Мир, где не будет эксплуататоров. А фашизм — это наиболее грубая жестокая форма проявления империализма. У нас великая держава, и мы смогли выстоять! И мы победили, потому что таких мужественных, преданных своей стране и своим идеалам, готовых на самопожертвование людей не имела не одна страна в мире!

Рассказ записала Ксения Чуркина

Фото Марины Орловой