Город Пушкин в годы войны. Как спасали музейные ценности

Павильон Нижняя ванна в 1944 году


70 лет прошло с самой трагической даты в истории Царского Села — города Пушкина. 17 сентября 1941 года наш замечательный тихий зеленый городок был оккупирован фашистскими войсками. Война искалечила миллионы жизней, были утрачены и бесценные творения человеческого гения. До сих пор не зажили раны войны, как в людских сердцах, так и на памятниках истории и культуры.

Когда мы идем по дворцовым интерьерам, то всегда сознаем, что еще 65 лет назад все это было обретено в прах и пепел... Красивые слова о воссоздании и открытии новых залов дворца после реставрации прячут под праздничной маской горькую историю разрушений военных лет. Разрушены были многие памятники мирового значения. И до сих пор павильоны в Александровском парке, Федоровский городок служат молчаливыми памятниками тому ужасу, который принесла война, оккупация.

Но то, чем мы любуемся сейчас в музеях — собрания мебели, бронзы, живописи, керамики, тканей — было спасено в тылах страны. В спешке, но все же проходила эвакуация культурных ценностей.

Екатерининский дворец в 1944 году

Как только началась война, началась и плановая подготовка эвакуации музейных коллекций. Всего в планах было чуть больше 72 тысяч произведений искусства. В Екатерининском дворце — примерно 42 тысячи, в Александровском — 30 тысяч. Много это или мало? Учитывая, что в каждом дворцовом интерьере всегда были огромные собрания очаровательных «безделушек», свидетелей истории. Мебельные гарнитуры увозили не целиком, а лишь брали самые важные элементы убранства, чтобы потом можно было воссоздать утраченное по аналогии.

На второй день войны, 23 июня 1941 года, началась упаковка дворцовых экспонатов. В Александровском дворце предметом под № 1 числился уникальный гобелен «Мария-Антуанетта с детьми» — настолько высока была его ценность. 30 июня в тылы страны по железной дороге отправили первую партию музейных ценностей, 6 и 13 июля — следующие партии.

Спасение ценностей и памятников скульптуры (последние в буквальном смысле хоронили под землей парков и скверов) шло с первых дней войны и вплоть до оккупации города. В запасе было всего три месяца.

Упаковка экспонатов производилась на первом этаже Екатерининского дворца, в Стасовском, или Предцерковном, зале (где сейчас проходят временные выставки и научные конференции), а также в реставрационных мастерских. Так как большинство мужчин ушли на фронт, эту далеко не легкую работу выполняли женщины.

Часто возникает вопрос — почему не спасли знаменитую Янтарную комнату? Ответ печален — янтарная мозаика, несмотря на все предостережения, отваливалась от деревянной основы. В роковом 1941 году планировался капитальный ремонт уникального интерьера, который уже тогда находился в весьма ветхом состоянии. Чтобы не предавать памятник янтарного искусства еще большим разрушениям, представителями Ленгорсовета было сделано другое решение — произвести работы по консервации и маскировке янтарных панелей на месте. На тот момент это казалось меньшим из двух зол. Панно заклеили марлей, закрыли ватином, а затем окна зашили двойным рядом досок, между которыми насыпали песок. Но все эти предосторожности не помогли, так как немцы знали о местонахождении уникального шедевра.

Когда фашисты вот-вот должны были войти в город, мз Пушкина были спешно вывезены на автомашинах еще две с половиной тысячи экспонатов — все военные годы они хранились в подвалах Исаакиевского собора.

Парковая скульптура, а также знаменитый памятник «Пушкин-лицеист» Р. Баха были захоронены под землей, места тщательно замаскированы. Но все же фашисты смогли обнаружить некоторые статуи, среди них статуя Екатерины Великой скульптора М. Микешина.

А теперь сопоставим цифры. Выше упоминалось, что из дворцов-музеев города Пушкина планировалось вывезти 72 тысячи предметов. Вывезли всего 17 600, то есть чуть больше четверти. Из Екатерининского дворца вместо запланированных 42 тысяч — 11 387, а из Александровского вместо 30 тысяч — 6 212. Цифры безжалостные... Но это слишком темный и сложный вопрос, а искать виноватых по прошествии стольких лет уже не имеет смысла.

Несмотря на такие колоссальные потери, музейные сотрудники совершили поистине героические поступки, проявили мужество и отвагу. Максимальный вклад в спасение шедевров Царского Села внесли А. М. Кучумов, В. В. Лемус, Е. Н. Матвеева и другие.

Ольга Усачева, www.gorod-pushkin.info