Сокровищница памяти

Сокровищница памяти

Хрупкая материя, тоньше крылышка бабочки, тоньше осенней паутинки, невидимая и неощутимая. Ее нельзя положить в шкатулку, запереть в глубоком погребе или закрыть в железном сейфе. Сохранить ее можно только в сердце, чутком и отзывчивом. Способные на это — настоящие мастера своего дела, настолько редкие в наше время, что их можно занести, к сожалению, в вымирающий вид. Эти необыкновенные люди — хранители памяти. Если вы загляните в Музей боевой славы 406-й гимназии, вам посчастливиться повстречать одного из них.

Детство родом из войны

«Никогда не знаешь, где найдешь что-то удивительное», — так любит говорить Нина Павловна Кушеверская, руководитель школьного военного музея. И она абсолютно права. Ее детище — Музей боевой славы, можно найти в Царском Селе, в здании начальной школы 406 гимназии, спустившись в темный подвал. Среди своих экспонатов Нина Павловна чувствует себя как дома. А когда она улыбается одними своими светло-голубыми глазами и говорит о том, что она счастлива и довольна своей жизнью, никогда не догадаешься, что этот человек пережил в детстве.

Маленькой Нине было четыре года, когда нежданно-негаданно пришла война. В поселке Сусанино под Петербургом, где жила девочка с родителями, начались бомбежки. Один обстрел особенно четко запечатлелся в памяти ребенка и остался там на всю жизнь.

— Немцы начали бомбить поселок, все побежали укрываться в лес. Помню, мама толкнула меня в канаву, а следом сама прыгнула и легла сверху. Тогда я ребенком была, не понимала, что мама меня своим телом от пуль закрывала.

Затем последовала срочная эвакуация, расставание с отцом, оставшемся в блокадном Ленинграде. Жить было легче, чем в осажденном городе, но война давала о себе знать.

— Двор, где мы остановились с мамой и бабушкой, закрыли на карантин из-за сыпного тифа, выходить никуда было нельзя — тогда и узнали, что такое настоящий голод, — вспоминает Нина Павловна. — Одна женщина, врач из Петербурга, однажды пришла навестить, просовывает нам буханку хлеба в окошко, а у самой слезы по щекам ручьем идут...

Пятилетняя Нина мужественно переживала невзгоды военных лет, помогала выхаживать заболевшего отца, и все это время ждала, как и тысячи других детей, когда же наступит мир и спокойствие. И вот, наконец, счастье — Ленинград свободен, можно ехать домой и начинать новую, светлую и радостную жизнь.

Таких, как Нина Кушеверская, называют детьми войны. Но пережили и прочувствовали весь ее ужас они по-взрослому, в каждом оставила она свой неизгладимый след.

— Я до сих пор боюсь салютов. Не люблю слушать взрывы...

70 дней победы

Девятое мая для Нины Павловны — святой день. Был, есть и будет. Когда она рассказывает о своем первом Дне победы, к горлу невольно подкатывает комок, а на глаза просятся слезы от неподдельных, непередаваемых эмоций в голосе человека.

Первое Девятое мая семилетняя Нина праздновала на улицах Пушкина. Когда люди услышали передачу с новостью о победе русских войск над фашисткой Германией, народ высыпал из домов, все кричали, стучали в окна домов, будили весь город от военного, кошмарного сна. Празднование было в центре города, на пересечении двух улиц: рядом стояли разбомбленный дом и булочная, смерть и жизнь, а посередине всего этого — Победа, прекрасная и молодая!

— Все будто сошли с ума от радости. Поздравляли друг друга, обнимали и знакомых и незнакомых, плакали и смеялись от счастья. Весь город не спал в эту ночь, — руководитель музея улыбается, вспоминая далекий и незабвенный день своей жизни.

Чтобы отметить главный праздник в семидесятый раз, у Нины Павловны будет целых два дня. 6 мая она приглашена на концерт в гимназии, посвященный 70-летию Великой Победы, после которого поведет ветеранов и других гостей в свой музей. Надеется, что из оставшегося небольшого отряда ветеранов придут все. А 9 Мая Нина Кушеверская по давней традиции поедет в Сосновку, к памятнику защитникам ленинградского неба. Послушает праздничный митинг, встретится со старыми знакомыми, друзьями музея. Вспомнит былое, и, скорее всего, в ее памяти вспыхнет ярким огнем тот самый первый, самый победный майский день.

Первым делом самолеты

Нина Павловна ценит и уважает вклад всех людей, которые делали победу. Но самое трепетное отношение у нее к летчикам. Они спасли ей жизнь.

— Эшелон, в котором мы возвращались в Ленинград, должен был проезжать по мосту, — делится далекими воспоминаниями удивительная женщина. — Немецкие бомбардировщики постоянно обстреливали его, и у железнодорожников было всего два часа, чтобы заново восстановить пути. Прошел по мосту товарный поезд — взорвали, прошел санитарный — тоже перевернулся. А когда наш эшелон проезжал, советские летчики приняли бой в небе и не дали фашистам сбросить снаряды. Если бы не они, лежали бы все мертвыми в воронках.

Эта память о летчиках-героях и благодарность им отразились, несомненно, в ее работе. Какой он — Музей боевой славы, порученный Нине Павловне с самого начала ее работы в 406-й гимназии. Маленький, может быть, но такой уютный по-домашнему, добрый, почти целиком посвящен защитникам воздуха времен Великой Отечественной. Самый главный экспонат, гордость музейного руководителя, — часть самолетного винта, который Нина Кушеверская вместе с ребятами бережно перевозили с места на место, когда музей менял адрес.

Кроме этого, целый зал коллекции содержит экспонаты, подаренные Воздухоплавательным парком. Здесь дети и даже взрослые с удовольствием переодеваются в костюм летчика, натягивают тяжелый шлем и садятся в настоящее кресло пилота. Если включить воображение, можно даже представить себя в военном самолете, несущемся навстречу вражескому истребителю. Но представить ту ответственность перед боевыми товарищами, отрядом, да и всей Родиной, которую испытывали летчики в каждый свой полет — невозможно. Остается только хранить память об их подвигах, живущую в письмах, фотографиях, медалях.

Невозвратные потери

У хранителя музея есть две заветные мечты. Первая — жить в Арктике. Нина Павловна признается, что всю жизнь болеет севером, и однажды она даже три года проработала в Архангельске, но жизненные обстоятельства не позволили остаться. А вторая — найти без вести пропавшего во время войны дядю. Он сражался под Волховом, участвовал в обороне Волховской ГЭС. И пропал, как тысячи солдат по всей России, лежащие в братских могилах или одиноко, пока не найденные, под тяжестью земли. В извещении о потерях личного состава деревня, где родственник Нины Кушеверской вел свои последние бои, зачеркнута жирной чертой.

— Но если бы я только узнала сейчас, где дядя лежит, то тут же поехала куда угодно, лишь бы похоронить его, чтобы знать, где он, чтобы осталась память.

Для Нины Павловны, попробовавшей вкус горькой войны, испытавшей страх смерти и радость победы, память — это чрезвычайно важно. Поэтому она и взялась с таким энтузиазмом и страстью за работу в школьном музее, стала с ребятами собирать свидетельства войны на полках и музейных стендах, участвовать в раскопках, митингах. Музей боевой славы за много лет кропотливого труда этого удивительного человека стал настоящим чудом, большой сокровищницей памяти, собранной с заботой и любовью.

Но ни один музей на свете не сможет стать лучшим хранителем незабвенного, чем наше сердце. И если вы откроете его для памяти, то и в вашем сердце будет жить сокровище.

Екатерина Сквазникова, выпускница гимназии №406 Пушкинского района

Фото Натальи Гайдуковой