Невыдуманные истории из былой жизни

О газете       Архив номеров



Издавна человек и собака живут рядом, причем «братья наши меньшие» всегда верно служили своим хозяевам. Они помогали человеку на охоте, исполняли обязанности неподкупного охранника или были живой игрушкой для домочадцев. С приходом ХХ века возможностей у собак проявить себя стало больше, для точности скажем, не у всех, а только у способных и умных.

ЦАРСКОСЕЛЬСКАЯ «ЛИРА»

Появление полицейских собак в Царском Селе относится к 1909 г. История сохранила точную дату: 13 августа 1909 г. из Царскосельского дворцового питомника была взята собака по кличке Лира, ее определили на службу при местной полиции, возглавлял которую тогда полковник Иосиф Петрович Новиков.

За время службы Лира оказалась незаменимой в деле розыска воров и преступников. Она раскрыла множество значительных и мелких краж. Известный за морский сыщик Шерлок Холмс со своим знанием методов дедукции оказался бы не у дел, вступи он в соревнование с царскосельской Лирой. Там, где раньше вор или преступник был неуловим, теперь в дело включалась полицейская собака. Лира с легкостью раскрыла кражу имущества на 3000 рублей, совершенную в отдаленной деревне Новые Веси, расположенной за Тярлево. В другой раз Лира раскрыла кражу товаров и денег в Царскосельском гвардейском экономическом обществе, что на Павловском шоссе. Дело происходило так. Аккуратно, не оставляя следов, а значит и надежд найти похищенное, воры все украденное разделили и запрятали в разных местах города: где на чердаке под стропилами, где на неиспользуемой лестнице, в необитаемом подвале, во множестве зданий. Надежда воров была на то, что при таком дробном хранении сыщики точно не найдут украденный товар. Но они не брали в расчет способностей Лиры, которая легко «разнюхала» все потайные дорожки, ведущие к похищенным товарам.

Не оценить неоспоримые преимущества собак при розыске было невозможно. Вот поэтому вскоре при царскосельской полиции служили четыре «товарища»: Лира, Бора, Бенно и Эдекуи. Их опекуном стал надзиратель 3-го околотка 1-го участка Григорий Николаевич Ширяев. Он и воспитывал, и дрессировал собак, участвовал в розыскных делах и был настолько предан своему делу, что посвящал ему не только служебное, но и свободное время.

Результатом стала безупречная работа его подопечных и огромный опыт самого «собачьего» учителя. При этом Г. Н. Ширяев прослушал курс по дрессировке собак, прошел хорошую практическую выучку и написал собственный труд по этому предмету, а для того чтобы распространить накопленные знания, собирался опубликовать его для широкого пользования.

Из опыта известно, что для полицейской службы более всего подходят собаки следующих пород: немецкие овчарки, примененные к розыску в Германии (впервые), доберман-пинчеры и эрдельтерьеры как чрезвычайно выносливые, умные и преданные человеку. Содержание полицейских собак обходилось царскосельской полиции чрезвычайно дешево: 5 руб. в месяц (корм, подстилка, вольер и медикаменты), содержание проводника — 30 руб. При местной полиции проводником служил В. Е. Комаров, прошедший специальную школу по воспитанию и дрессировке собак. Подготовка четвероногих полицейских начиналась с рождения до 23-х месяцев,а дальше уже проводилась правильная дрессировка собаки, вплоть до ее самостоятельной работы по розыску.

Время от времени Центральным Российским «Обществом поощрения применения собак для полицейской службы» устраивались соревнования на призы. Местом проведения собачьих состязаний в Петербурге был Коломяжский ипподром, их также проводили в Москве или в Финляндии. Царскосельская Лира вместе с Григорием Николаевичем Ширяевым неоднократно представляли город на таких соревнованиях.

ПАВЛОВСКИЙ «ЗАХАРКА»

Мария Александровна Дибайлова, рожденная Пустошкина, с детства и до конца дней не представляла своей жизни без собак. Любовь к этим умным и преданным животным появилась с юности и была, возможно, унаследована от отца Александра Васильевича. Склонность сестры в некоторой мере разделял ее младший брат Иван Александрович, но он не был столь ярым приверженцем собачьего племени. Он даже скорее добродушно подтрунивал над азартным и в какой-то степени фанатичным увлечением сестры. Необычный образчик светских увлечений — посвящение в дамский альбом (первые записи в нем относились к девичьим годам Марии Александровны) касалось семейного любимца — пса Захарки. Рассказанная далее история происходила в Павловске (в 1900-х гг.), поэтому не будет лишним рассказать о семье Пустошкиных.

Павловск для матери Марии и Ивана Софии Ивановны был малой родиной, здесь она родилась в 1842 г., на городском кладбище были похоронены ее родители, братья и сестры, муж Александр Васильевич, отставной генерал-майор, умерший в 1894м. В 1902 г. Пустошкины купили небольшой дом на Госпитальной улице. После смерти матери Софии Ивановны в 1903 г. Мария Александровна вышла замуж за врача лейб-гвардии Гусарского полка Степана Ивановича Дибайлова, семья которого давно проживала в Павловске. К тому времени был расширен дом, в котором нашлось место супругам Дибайловым и Ивану Пустошкину. Трогательное и заботливое отношении Марии Александровны к собакам привело к появлению у нее пса, названного Захаркой, а по-домашнему — Зарко (с ударением на первом слоге). Маленькая лохматая собачка с лисьей мордочкой породы керн-терьер отличалась веселым нравом, бесстрашием и настойчивостью. Как долго прожил Зарко в семье Дибайловых, неизвестно. Зато мы точно знаем, что он был всеобщим баловнем, и его судьба, по собачьим меркам, сложилась благополучно. Подтверждением тому служило стихотворное посвящение, о котором уже говорилось. Сочиненное 30 ноября 1908 г., оно названо просто и без затей — «Зарко», а подписано с иронией — «Собачий инспектор И. Пустошкин». Вот как описана жизнь пса после его появления в доме хозяйки:

Вечно в неге и довольствии
Он мечтал о самовольстве,
Сухари и сахар ел,
Никого знать не хотел.

Столь комфортное проживание сделало из простого пса сноба:

На собак смотрел
с презрением,
Набалован был печеньем,
И профессором меж псов
Был до кончиков усов.

Правда, при этом жизнь Захарки была скучна и однообразна:

Часто пугивал он кошек,
Мух ловил в саду и мошек,
И устав от этих дел,
В уголку своем сопел.
А что же хозяйка?
Им хозяйка забавлялась,
Баловать во всем старалась
Так прошло немало лет,
И с Захарки снят портрет.

Действительно, в одном из фотоателье Павловска был сделан фотографический снимок героя нашего рассказа (пес позирует, удобно устроившись на стуле с шелковой обивкой сидения). О дальнейшей жизни пса рассказывает автор посвящения:

Но проходят дни за днями,
Старость уж не за горами,
Зарко стал дряхлеть, оглох,
Глаз и нюх его стал плох,
Лапки слушаться не стали,
На прогулку перестали
Брать Захарку-старика.
Жизнь ему уж не мила.

Добрая хозяйка любила своего питомца и старалась, как могла, скрасить жизнь Захарки:

Но Маруся пса лелеет,
Тот усиленно жиреет.
От печенки с молоком
Стал он круглый, словно ком.

Но жизнь домашнего баловня не бесконечна... Прошло время, и у Марии Александровны появилась другая собака. На фотографии 1914 г., сделанной в Павловске, супруги Дибайловы сидят в беседке своего сада с огромным черным псом по кличке Рекс. Но это уже другая история.

Александр САДИКОВ (по материалам газет столетней давности)