Частная школа Левицкой

О газете       Архив номеров




Частная школа Левицкой

Одним из оригинальных частных учебных заведений России начала ХХ века была школа Е.С. Левицкой, открытая в 1900 г. в Царском Селе. Она просуществовала до 1917 г. как школа II–III разряда (до 4-го класса), а с 1908 г. — I разряда с правами мужских классических гимназий. С 1908 по 1917 г. было 10 выпусков. Школу закончили 30 человек — 18 мальчиков и 12 девочек.

Это была первая в Рос сии школа совместного обучения. До сих пор в государственных и частных учебных заведениях России обучение было только раздельным (совместное допускалось в 12х классах училищ и школ низшего разряда). Школа Левицкой была интересней шей новацией в русской педагогике, смелым экспериментом и примером бескорыстия и самоотдачи в служении людям и своему делу.

Внучка известного историка и писателя Н. А. Полевого Е. С. Левицкая, талантливый организатор и целеустремленный человек, пони мала, как непросто будет преодолеть «сопротивление мира официального, глубоко консервативного, которому идея Левицкой, женщины педагога, казалась немыслимой, утопической и даже опасной. Нужна была глубокая вера в истинность своей идеи, железная настойчивость и сила духа, чтобы по крупице преодолевать это сопротивление» (из речи заведующего учебной частью школы В. И. Орлова по случаю 10-летия школы).

Побывав в Англии, Е. С. Левицкая решила, вернувшись в Россию, воспитать своего сына на Родине, создав свою русскую школу, в которой, не копируя западные образцы буквально, заимствовать из западного опыта наиболее ценные идеи, в частности не которые принципы учебно-воспитательной системы Бэдли.

Талантливый организатор и педагог, Левицкая очень заинтересовалась методом совместного обучения и воспитания с учетом возрастной психологии и сама разработала специальную программу, привнеся в нее элементы методики английской прогрессивной Бэдэльской школы.

Местом для организации школы нового типа она избрала Царское Село, учитывая благоприятные природные и климатические условия это го пригорода столицы, а так же его благоустроенность, возможность подыскать для аренды помещение под школу. Учитывалось также удобство железнодорожного сообщения с Петербургом, что позволяло, опираясь на активную помощь директора Николаевской гимназии И. Ф. Анненского, привлечь из города высококвалифицированных педагогов.

К концу XIX в. в России существовало уже немало частных средних учебных заведений тех же типов, что и государственные: мужские и женские гимназии и реальные училища. Деятельность их подчинялась строгим правилам, принятым в государственных учебных заведениях подобного типа, и контролировалась органами ведомства народного просвещения, следившего за неукоснительным выполнением утвержденных программ и соблюдением уставного школьного режима. Образовательный ценз, который имела Е. С. Левицкая, был достаточен, чтобы возглавлять под наблюдением губернской дирекции учебные заведения II и III разрядов. К руководству же учебными заведениями I разряда допускались только мужчины педагоги с университетским образованием. В обиходе Левицкую называли «начальницей» школы, но по терминологии, принятой в официальных документах, она именовалась «содержательницей частной гимназии».

Когда школа Е. С. Левицкой относилась к III и II разрядам, численность воспитанников составляла всего 38 человек: 21 мальчик и 17 девочек. Для устройства классных комнат и пансиона основательница школы первоначально снимала у частных домовладельцев Царского Села достаточно просторные помещения по Бульварной улице (ныне Октябрьский бульвар), д. 25, а затем по Средней улице.

К моменту преобразования школы в учебное заведение I разряда численность учащихся увеличилась до 53 человек: 34 мальчика и 19 девочек. В перспективе школа была рассчитана на 180 человек. Министерскими указаниями было предписано, чтобы число воспитанников и воспитанниц в каждом из шести младших классов (два приготовительных и 4 основных) не превышало 20 чело век, а в каждом из четырех старших (V–VIII классы) составляло не более 15 человек.

Пансионерами принимались дети до 4-го класса, плата в год составляла 850 руб., с приходящих — 750 руб., не считая стоимости одежды и обуви (форменных). Такая высокая плата могла вноситься только очень состоятельными родителями. Никакой дотации от казны Левицкая не получала, и часто собранные деньги не покрывали всех расходов образцовой школы (смета 1909 г. составила 53 150 руб.).

К моменту преобразования школы в I разряд Е. С. Левицкая взяла в аренду у Царскосельского скакового общества обширный участок земли площадью 60 га на противоположной от железной дороги стороне (Новодеревенская ул., 12), возле упраздненного к тому времени скакового ипподрома с расположенными там административными зданиями, конюшнями и служебными строениями, которые к тому времени пустовали. Этот комплекс был быстро реконструирован применительно к школьным нуждам: оборудована кухня, спальные помещения, в конюшнях рас положены коровник и птичник, распахан огород для овощей. Вскоре здесь же было пост роено новое школьное здание по специальному проекту с крытым переходом в спальный корпус. На первом этаже школы расположились отлично оборудованные физический и химический кабинеты с лабораториями, а на втором — великолепный гимнастический зал с полным на бором снарядов высокого качества. Левицкая приобрела много спортивного инвентаря для летних и зимних видов спорта и оборудовала на пришкольной территории теннисный корт, футбольное поле, каток для катания и для игры в хоккей с мячом, санную горку. Она пригласила из Англии молодого дипломированного учителя мистера Вэнна, который успешно сочетал обязанности преподавателя английского языка и воспитателя старших классов мальчиков с ролью спортивного тренера.

При школе была прекрасно оснащенная амбулатория и оранжереи, где с удовольствием работали ребята.

Школе был придан почти семейный характер, чтобы не было ни малейшего намека на казенщину и формализм. Какие же порядки были в этой школе-семье? Левицкая, как и Чехов, считала, что все в человеке (начиная с внешнего вида и кончая тем, что вокруг него) должно быть безупречным. Она ни в чем не терпела неряшливости, даже в жестах, разговоре, походке. Но это не означало наличия правил и циркуляров. Личный пример, доброе внимание, забота. Учиться надо весело, часто повторяла Левицкая, а счастье вокруг и внутри нас — лучший университет.

Тем не менее, иногда следовало наказание — лишение воскресного отпуска.
Воспитатели следили, чтобы дети содержали в порядке одежду, обувь, личные вещи. Два раза в день менялись носки или чулки (они, как и береты с эмблемой школы, были красного цвета). Обязательными были дежурства в столовой, у телефона, дети заведовали спортинвентарем. Отдых преподавателей, воспитателей считался священным, потому их замещали старшие ребята. Также они выполняли сложные поручения: ездили в Петербург, некоторых назначали казначеями, хранителями карманных денег учеников. Приучали рассчитывать свои деньги.

Одна из главных задач нравственного воспитания — формирование воли, психологические тренинги, умение побороть раздражительность во время ссоры. Как пример — отказ от воды, когда хочется пить, был большой доблестью. Всякое проявление слабости, безволия осуждалось и становилось предметом беседы. Детям постоянно внушали, что охотное выполнение просьбы, оказание услуги и т.д. — необходимо в общежитии от каждого воспитанного человека. Грубость, хвастовство, всякая несправедливость искоренялись и подвергались суду. Особенно осуждалось ябедничество. Жалобы на товарищей не принимались, слухи не обсуждались. Только разговор, приводящий к пониманию. Товарищеский суд сыграл важную роль в практике самоуправления. Он рассматривался как возможность воспитать самостоятельность, ответственность за свои поступки, помочь выработке общественного мнения.

В спальнях школы поддерживалась низкая температура. Помимо спорта дети занимались уборкой снега, на переменах — гимнастикой на воздухе под музыку. Каждое утро пробежка, обтирание или обливание холодной водой. Как в Бэдэльской школе, на уроках и в общении во всем главенствовал диалог: будете слышать ученика, и он услышит учителя.

Раиса РЫЖОВА

Продолжение следует

Комментарии

о школе Левицкой

С большим интересом прочитала публикацию о школе Левицкой. Моя бабушка Валентина Кремер и ее сестра Ольга Кремер учились в младших классах этой школы 1 или 2 года. Их отец, художник Борис Данилович Кремер, преподавал рисование. Я не знаю, сколько времени это продолзалось. Я думаю, что Валентина и Ольга там учились где-то 1913-14 годах.