«Претерпевшие до конца» — судьба последнего императора на сцене

«Претерпевшие до конца» — судьба последнего императора на сцене

В минувшую субботу, 28 января, в Доме молодежи «Царскосельский» прошел необычный спектакль Ольги Маликовой «Претерпевшие до конца», посвященный жизни и трагической гибели последнего российского императора Николая II и его семьи.

Как было сказано в афише, премьера спектакля прошла с огромным успехом в Кронштадте 29 февраля прошлого года. Показ спектакля был организован совместно с администрацией города и отделом по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными учреждениями СПб Епархии и Кронштадтского Морского Собора под руководством Архимандрита Алексия (Ганьжина).

Тема меня заинтересовала сразу, так как уже много лет, в связи с работой в Александровском дворце, я изучаю эту тему. Тем более что вход на спектакль был свободным.

Представление включало в себя не только игру артистов, но и виртуальную инсталляцию на экране, где демонстрировались фотографии из семейного архива последней царской семьи и их приближенных.

Актерский состав был представлен четырьмя певцами (теноры, баритон и бас) и самой Ольгой Маликовой, которая вела повествование — она зачитывала цитаты из книги Эдварда Радзинского «Николай II. Жизнь и смерть». Многие выступления сопровождались известными надрывными композициями Эннио Морриконе, Клинта Мэнселла («Реквием по мечте»), Escala Palladio («Танго смерти») и другими.

Певцы исполняли народные, духовные и казачьи песни. В целом спектакль был эмоционально сильным, брал за душу во многих моментах. По сути, это был спектакль-эксперимент, где сочетались несколько жанров, включая и проекцию на экране.

Но есть и несколько вопросов, которые возникли у меня в процессе просмотра спектакля. В самом начале было сказано, что мероприятие носит не развлекательный характер; скорее, это дань памяти как императорской семье, так и теме блокады Ленинграда, и погибшим в авиакатастрофе над Черным морем 25 декабря 2016 года. Но смешение тем, пусть даже и уважительных и трагических, совершенно не вписывалось в канву повествования. После сцены, отражающей помолвку цесаревича и принцессы Алисы Гессенской, началась сцена, посвященная погибшим в авиакатастрофе. Хотя, чисто теоретически, эту тему можно было бы разместить в конце...

Довольно странно выглядела сцена, показывающая появление в жизни Цесаревича Николая балерины Матильды Кшесинской (видимо, прослеживается связь с неоднозначным фильмом Алексея Учителя).

На экране появилось условное изображение театрального занавеса, и главная героиня, которая до этого изображала принцессу, сорвала с себя длинную юбку, оставшись в черном трико и туфлях на высокой платформе, и стала исполнять танец с элементами стрип-пластики под композицию в стиле R’n’B на французском языке. Актеры-певцы, которые до этого были одеты в кожаные куртки, обнажили торсы и стали танцевать вместе с предполагаемой «Кшесинской». Каково же было мое удивление, когда после весьма откровенного танца на экране появилась икона последней царской семьи. Еще довольно странным показалось, что при показе слайдов с фотографиями Распутина исполнялись казачьи песни...

В завершении спектакля прозвучала тема патриотизма, сопровождавшаяся показом характерных слайдов.

Если говорить об общих впечатлениях о спектакле, то эмоционально он сильный — неплохая актерская игра при минимуме средств выразительности. Но ряд моментов противоречил логике повествования. Вполне возможно, что спектакль будет иметь успех и пробуждать интерес к истории.

Ольга Усачева, www.gorod-pushkin.info