200 лет Царскосельскому Лицею

200 лет Царскосельскому Лицею


19 октября 1811 года тихая размеренная жизнь Царского Села была нарушена, каким-то особенным оживлением были наполнены его улицы. К арке четырехэтажного флигеля Екатерининского дворца стягивались экипажи, из которых высаживались важные персоны Петербурга, тут же у дворца встречались юноши, одетые в нарядные синие мундиры с позолоченными пуговицами. В этот день открылась новая страница в истории Царского Села и всей страны. Принципиально новое учебное заведение — Императорский Лицей — принимало под свои своды 30 мальчиков, на которых император возлагал особые надежды. «Вы будете иметь влияние на благо целого общества, любовь к славе и Отечеству должны быть вашими руководителями», — такими словами их, двенадцатилетних, встречали в этот день в строгой торжественной обстановке в Большом зале.

Выдержавшие серьезные вступительные испытания, они с замиранием сердца принимали напутствия и готовились к новой жизни и обстановке, в которой им предстояло безвыездно провести следующие 6 лет.

Лицей, детище М. М. Сперанского — известного государственного деятеля, Александр I берет под свое покровительство. Это должно было быть закрытое учебное заведение, доселе не имевшее аналогов, для «подготовки юношества, особенно предназначенного к важным частям службы государственной». Местоположение — Великокняжеский флигель Екатерининского дворца, в непосредственной близости к государю — красноречиво говорит об исключительном значении, которое придавалось этому заведению.

Открытию предшествовало некоторое напряжение в политических кругах, проект не всеми был принят, некоторые государственные деятели выступили с резкой критикой программы. Однако основным замыслам создателей суждено было претвориться в жизнь. Лицей отстоял свое право воспитывать свободно и самостоятельно мыслящих людей.

«Честь и благородство во всех отношениях и делах, любовь ко всему прекрасному, к искусству, особенно к поэзии, уважение к науке и труду, к нравственному достоинству, наконец, товарищество в самом лучшем смысле слова, таковы были отличительные черты духовной жизни Лицея, в стенах которого мы провели молодость», — вспоминал один из воспитанников, впоследствии профессор Лицея, академик Я. К. Грот.



Интерьеры Царскосельского Лицея

«Правила внутреннего распорядка» гласили: «Все воспитанники равны, как дети одного отца и семейства, а потому, никто не может презирать других или гордиться перед прочими чем бы то ни было. Если кто замечен будет в сем пороке, тот занимает самое нижнее место по поведению, пока не исправится. Воспитанники должны жить между собою мирно и дружелюбно. Никто не должен обижать другого каким бы то ни было образом, словом или делом».

Такие принципы не могли не принести плодов, и Лицей воспитал в своих стенах целую плеяду выдающихся деятелей науки, культуры, искусства, политики. За 32 года его существования 286 человек встало на благородный путь служения Отечеству на воинской или гражданской службе.

Самым известным воспитанником Лицея стал А. С. Пушкин. Только в годы учебы он написал здесь около 130 стихотворений. А после лицейского экзамена 1815 года, когда стихи юного поэта услышал Г. Р. Державин, Пушкиным заинтересовались крупнейшие поэты того времени. Приезжали в Лицей специально для того, чтобы познакомиться с молодым гением, В. А. Жуковский и К. Н. Батюшков, П. А. Вяземский и Н. М. Карамзин.

Проявляли способности к поэзии и сокурсники поэта А. Д. Илличевский, А. А. Дельвиг, В. К. Кюхельбекер, М. Л. Яковлев. Соперничества в успехах между ними не было, друзья наоборот всячески приветствовали развитие талантов друг друга. Увлечение литературой вообще было характерно для лицейской среды. Лицеисты сами в свободное время выпускали рукописные журналы, где размещали стихи, басни, эпиграммы, карикатуры. Некоторые из них появлялись затем и в печати.



Интерьеры Царскосельского Лицея

Свободного времени было немного, распорядок дня лицеистов был четко расписан по часам: с шести утра и до десяти вечера. Занятия длились целый день, учебные часы обязательно перемежались прогулками, домашних заданий не было, в свои комнаты позволено было подниматься только после вечерней молитвы. Праздное времяпрепровождение было исключено, зато за 6 лет обучения постигалась и школьная программа, и полный университетский курс. Такой подход в образовательных кругах часто не находил понимания, считалось, что 6 лет — слишком малый срок для глубинных познаний. Однако другого мнения придерживался первый директор Лицея — В. Ф. Малиновский. Будучи человеком прогрессивных взглядов, широко образованным, он считал, что строгость и дисциплина принесут ожидаемые плоды. С воспитанниками он проводил много времени, лично устраивал для них чтения, прогулки, принимал у себя в доме. А. Илличевский с гордостью и благодарностью писал: «Благодаря Бога, у нас по крайней мере царствует с одной стороны свобода... с начальниками обходимся без страха, шутим с ними, смеемся».

Такая же атмосфера тепла, доброжелательности и дружбы царила и в отношениях с наставниками. Общение со многими из них ценилось лицеистами особенно. Любимыми педагогами были профессор нравственно-политических наук А. Куницин, преподаватели российской словесности Н. Ф. Кошанский, А. И. Галич, учитель музыки Теппер де Фергюссон и другие.

Особенно тесным общение воспитанников с педагогами становится в период войны 1812 года. В феврале в поход выступает Лейб-гвардии гусарский полк, квартировавший в Царском Селе. Затем всю весну и лето почти каждый день мимо Лицея по Садовой улице к западной границе империи в военный поход идут гвардейские и армейские полки, ополченцы. Лицеисты прямо с занятий выбегают на улицу, чтобы проститься с ними.

В газетной комнате профессора со студентами обсуждают опубликованные в журналах статьи и заметки. «...всему живо сочувствовалось у нас: опасения сменялись восторгами при малейшем проблеске к лучшему. Профессора приходили к нам и научали нас следить за ходом дел и событий, объясняя иное, нам недоступное», — писал И. Пущин.



Интерьеры Царскосельского Лицея

И Пушкин спустя годы вспомнит это время строчками:


Вы помните, текла за ратью рать,
Со старшими мы братьями прощались
И в сень наук с досадой возвращались,
Завидуя тому, кто умирать
Шел мимо нас...


Возвращались в учебный класс, где тишина нарушалась горячими обсуждениями событий и звоном церковных колоколов за окнами. А затем — снова науки, книги, учебные столы.

В классе воспитанников рассаживали по успеваемости: чем она ниже, тем дальше сажали нерадивого ученика. Известно, что Пушкин не был успешен в точных науках, но на уроках французского языка и российской словесности неизменно занимал первые места. Учебные кабинеты были оснащены всем необходимым для процесса обучения. Приборы для физического кабинета заказывались у лучших петербургских мастеров. Среди пособий были даже искусственные глаз и ухо. Кроме дисциплин, считавшихся основными (нравственные, словесные, исторические, физические и математические), большое значение придавали в Лицее изящным искусствам и гимнастическим упражнениям. В обязательном порядке выпускник должен был владеть верховой ездой, шпагой, быть искусным в танце, игре на музыкальном инструменте, а также должен уметь рисовать. Проводить время в рисовальном классе лицеисты любили. Александра Пушкина преподаватель С. Г. Чириков относил к «отличным дарованиям», были еще «великие», «хорошие» и «средние». Из пушкинских лицейских рисунков до нас дошло всего два: «Собака с птичкой» и «Продавец кваса».

Значительная часть времени в Лицее уделялась чтению. К книгам не просто прививалась любовь — воспитывалась страсть. В библиотеке имелись издания почти всех русских авторов, богатейшее собрание европейской литературы, множество учебников по истории, географии, риторике, математике, иностранным языкам. Выписывались журналы на французском и немецком языках. На многих книгах были оставлены автографы лицеистов. Сохранился и томик сочинений Вергилия, подписанный рукой лицеиста Пушкина. На приобретение книг не жалели средств. Позднее, к 1918-му году (на момент закрытия Лицея), его библиотека будет иметь уникальный характер, а после революции — незавидную участь: она будет определена в Уральский Государственный Университет и в дальнейшем разделена между выделенными из него институтами. Сейчас в библиотеке музея собраны порядка 700 подлинников, которыми пользовались лицеисты.



Интерьеры Царскосельского Лицея

В 1814 году скончался В. Ф. Малиновский. Два года Лицей жил без руководителя. В 1816 году на должность директора был назначен Е. А. Энгельгардт. Второй директор Лицея старался поддерживать уже сложившиеся обычаи. Он также устраивал у себя в доме творческие литературные вечера, театрализованные представления. «В директорском доме против самого Лицея привыкали к несколько светскому обращению и к обществу дам» — вспоминал Кюхельбекер. Новым директором были привнесены и новые традиции: 9 июня 1817 года состоялся первый выпуск лицеистов, после выпускных экзаменов был разбит колокол, который все шесть лет использовался для созыва учеников на занятия, а его осколки лицеисты разобрали в качестве талисманов. Так повторялось и в последующие годы. В этом же году родилась и еще одна традиция — в октябре 1817 в доме директора праздновалась первая «лицейская годовщина». Тогда у Энгельгардта собрались Пушкин, Пущин, Кюхельбекер, Вольховский, Илличевский и другие.

В 1822 году Лицей передается из ведения министерства народного просвещения в военное ведомство. Энгельгардт уходит в отставку. Об этом событии Пушкин пишет:


Судьба, судьба рукой железной
Разбила мирный наш лицей...


Дальнейших изменений поэт уже не застанет. С 1844 года здание Лицея отдается под квартиры чиновникам дворцового управления. Поскольку императора Николая I учебное заведение интересует мало, Лицей теперь переносится в Петербург, на Каменный остров, и меняет название на Императорский Александровский. Меняется и уклад жизни заведения. В эти годы учится в Лицее М. Щедрин (в будущем Салтыков-Щедрин). По его воспоминаниям, атмосфера в 1840-е была здесь совершенно иной, нежели в пушкинские времена. Прием и выпуск воспитанников становится теперь ежегодным, отдельные комнатки заменяются общим дортуаром (помещением для сна), для наказаний стал использоваться карцер.

Однако свято хранятся многие традиции первого «Золотого выпуска». Именно воспитанники Александровского Лицея стали инициаторами создания первого Пушкинского музея.



Интерьеры Царскосельского Лицея

В 1918 года Лицей закрывают. Здание на Каменном острове передается Пролетарскому политехникуму. А в жилой дом в теперь уже переименованном Детском Селе на Садовой улице, понимая историческое значение здания, стараются селить людей, близких к литературе. Здесь одно время жил О. Мандельштам, здесь А. Ахматова бывала у него в гостях. Однако пришло время «уплотнений», комнаты нещадно делят перегородками, селят горожан. Постепенно здание приобретает характер обычного жилого дома с коммунальными квартирами.

В годы Великой Отечественной Войны помещения Лицея остались относительно целы. Военный корреспондент писал: «Пушкинский Лицей. В нем немцы устроили склады. Комнаты учебного корпуса заполнены ящиками с винной посудой. Повсюду валяются бутылки из-под немецкого шнапса, коньяка, рома».

После войны здесь продолжают жить горожане. Но близится 150-летие со дня рождения А. С. Пушкина. Именно к этой дате власти решают создать здесь Пушкинский центр, где могли бы размещаться экспозиции и библиотека. К 1949 году открывают Большой зал и комнату Пушкина. Остальные помещения по-прежнему занимают жилые комнаты. И только к 1966 году было принято решение дом полностью расселить. С 1967 по 1974 года реставраторы воссоздают первоначальный облик заведения, где учился прославивший его на весь мир поэт. 6 июня 1974 года в Лицее открывается мемориальный музей.

С тех пор собрание музея постоянно пополняется бесценными экспонатами, редкими фотографиями, рисунками. Потомки Пушкина и других воспитанников Лицея, да и просто друзья музея, часто его посещают и принимают активное участие в его жизни. Сегодня в здании, которое подарило России выдающихся поэтов, литераторов, мореплавателей и государственных деятелей, представлена постоянная экспозиция «Живем мы памятью Лицея».

Юлия Полякова, www.gorod-pushkin.info

Фото автора