«Лицейская жизнь, оставшаяся в благодарной памяти сердца навсегда…»

О газете       Архив номеров



Лицеист Александр Яхонтов

Разными путями, по разным причинам поступали в Императорский Царскосельский Лицей воспитанники. Одни продолжали семейные традиции: после старшего брата в Лицей определяли младших, подрастали сыновья первых воспитанников, но Александр Николаевич Яхонтов, воспитанник 9-го курса, поступил в это учебное заведение осознанно. Его детские годы прошли в имении деревни Комно, Псковского уезда, неподалеку от Михайловского. В семейных преданиях Яхонтовых сохранился эпизод, когда в имении останавливался сосед, поэт Александр Пушкин. Тогда мальчику Саше Яхонтову было 5 или 6 лет, но он на всю жизнь запомнил, как читал стихи перед прославленным поэтом. После этой встречи уже не было никаких сомнений: учиться в Лицее и обязательно писать стихи.

А. Н. Яхонтов родился в Петербурге в июне 1820 г., но его детские годы прошли в имении Псковской губернии. Первоначальное образование он получил в 1-й Санкт-Петербургской гимназии. Учеба давалась ему легко, и в 1832 г. по праву лучшего ученика он был определен в первый младший класс Лицея на казенный счет. В тридцатые годы XIX в. учебное заведение еще бережно сохраняло воспоминания о первых учениках, а в числе наставников были хранители лицейской памяти и преданий: И. К. Кайданов, профессор истории и статистики, С. Г. Чириков, учитель рисования, учитель чистописания Ф. И. Калинич, еще «память о директоре Лицея, Е. А. Энгельгардте, чтилась с каким-то особым благоговением». Да и сам Лицей поражал светлыми, просторными помещениями, как замечали, «почти роскошными» и «имел характер более частного дома, чем казенного заведения».

Хотя именно в 1832 г., с 9-го курса, на котором учился Александр Яхонтов, в учебном заведении начались изменения. Число воспитанников было увеличено и вместо двух курсов — младшего и старшего, было организовано 4 класса, два из которых составляли младший, а два других — старший курсы. Принимается решение об уничтожении маленьких комнат лицеистов, на 4-м этаже делают перепланировку и создают общую спальню, как это было принято в других учебных заведениях. Для младших воспитанников отводятся помещения на первом этаже, где потолки были ниже, окна меньше. Но самое главное — произошло резкое изменение в составе воспитанников: младший курс пополнился своекоштными учениками, «которые, поступив прямо из своих семейств, принесли с собой самые разнохарактерные понятия и привычки».

Лицейская жизнь Александра Яхонтова была наполнена самыми разнообразными событиями. Уже взрослым человеком он буквально по крупицам вспомнит о днях своей юности и оставит прекрасные записки, которые назовет «Воспоминания царскосельского лицеиста». Из них читатель мог узнать об учебных занятиях, об играх и отдыхе мальчиков, об отношениях с преподавателями. Как много значат для нас строки Яхонтова о лицейском саде, об утраченном теперь памятнике genio loci: «Собственный лицейский сад (его называли оградой), — пишет он, — был довольно обширен и оттенен старыми, широковетвистыми деревьями... Сбоку, около дощатого забора, отделявшего наш сад от двора приходской церкви, под густою тенью черемухи, лежала почерневшая от времени гранитная плита, с вырезанною на ней надписью: genio loci. Мы думали сначала, что она положена здесь в память Пушкина, но нам объяснили потом, что надпись говорит о безыменном, таинственном гении места, как бы незримо веющем над лицейской оградой и нас охраняющем. Когда и кем была сделана надпись и положена здесь эта плита — осталось невыясненным, но ей придавалось значение, потому что при перемещении Лицея в Санкт-Петербург и она была перенесена в сад Александровского Лицея».

Удивительными были и отношения между младшими и старшими курсами воспитанников. При всем разнообразии характеров воспитанников в Лицее не могло быть речи о проявлениях насилия, унижения по отношению к младшим.

В период ученичества А. Яхонтов впервые начинает писать стихи. Вместе со своим другом и соучеником Константином Веселовским он активно сотрудничает в рукописном журнале «Денница». Обладатель прекрасного почерка Веселовский взял на себя редакторские обязанности, а Яхонтов занимался литературной частью. Журнал выходил один раз в месяц в виде толстых тетрадей, написанных мелко и красиво на отличной белой бумаге, с виньетками, которые очень изящно исполнял К. Веселовский. В «Деннице» помещались стихи сокурсников Яхонтова, оригинальные и переводные повести, которые переводили воспитанники, критические статьи, лицейская хроника. Среди авторов журнала был не только Яхонтов, но и его товарищ Александр Трофимов, позднее петербургский мировой судья, известный литератор, который писал для актеров Александринского театра.

Для воспитанников, соучеников Александра Яхонтова, пребывание в учебном заведении было омрачено известием о смерти А. С. Пушкина. Всем казалось, что они лишились кого-то очень близкого и дорогого: «Все будничные интересы нашей мирной жизни были забыты, обычные занятия и игры прерваны, неизменный порядок дня нарушен... и не один, а несколько дней сряду профессора не могли с нами справиться. Мы не могли освоиться с мыслию, что Пушкина нет в живых...» — будет вспоминать позднее Александр Николаевич. За десять лет до смерти, в 1880 г., в день рождения поэта ему суждено будет побывать на могиле Пушкина. На траурной ленте возложенного венка Яхонтовым будут написаны строки:




«Поникла тихо, без ответа,
Лавр гордо несшая глава;
Но жив в России дух поэта,
И песня дивная жива».



По окончании Царскосельского Лицея Яхонтов в чине титулярного советника в сентябре 1838 г. поступил на службу в Департамент Государственных имуществ, но служил недолго. Спустя четыре года, в декабре 1842-го, он по прошению вышел в отставку и отправился в заграничное путешествие.

За время путешествия бывший выпускник Лицея побывал в Германии, Франции, Бельгии, Австрии, Польше. По возвращении в Россию вновь поступил на службу в хозяйственное отделение Департамента железных дорог. Служба продолжалась до 1851 г., когда Яхонтов принимает решение оставить столицу и переехать в Псковскую губернию. С октября 1851 по 1867 г. он служил советником хозяйственного отделения Псковской палаты Государственных имуществ, получил чин надворного советника. Приказом по Министерству народного просвещения был определен на должность директора Псковской классической гимназии и исполнял эту должность более десяти лет. В 1867 г. был избран предводителем дворянства Псковского уезда. С 1877 по ноябрь 1883 г. был председателем уездной земской управы, почетным мировым судьей и губернским гласным.

Государственная служба была необходима для достойного существования, истинным же призванием для А.Н. Яхонтова была литература, которой он отдавал все свободное время. Он пишет стихи, сатирические очерки, много переводит, особенно немецких авторов: Гете, Шиллера, Гейне. Его стихотворения публикуют в «Отечественных записках», «Вестнике Европы», «Русском инвалиде». В 1884 г. он издал книгу стихов «Genio loci», «Памяти Пушкина», навеянную воспоминаниями о лицейской поре. С конца 70-х гг. активно сотрудничал с Н. А. Некрасовым.

Для всех лицейских выпускников, независимо от года выпуска, было характерно уважительное отношение ко всем, с кем их сводила жизнь. В каждом человеке, будь то лицейский дядька или профессор, они, прежде всего, уважали личность. В своих записках Яхонтов замечал: «Ясно и благотворно сияло нам солнце в садах и стенах Лицея. Пусть были мы идеалистами, но самая вера в наши идеалы была уже счастьем, какого не найти теперь среди практической, рано начинающей жить молодежи». Эта вера в идеалы юности стала результатом того, что, получив в 1859 г. в наследство поместье с крепостными, он освободил всех за несколько лет до последовавшей в 1861 г. Крестьянской реформы.

А. Н. Яхонтов скончался в 1890 г. и был похоронен на кладбище своего имения Комно Псковского уезда.

Людмила Михайлова, заведующая отделом «Музей-Лицей»