Лошадиный мемориал в Царском Селе

Лошадиный мемориал в Царском Селе

Царское Село славится своими уникальными памятниками истории культуры и искусства. Среди них есть те, которым нет аналогов в мире. Из самых известных — знаменитая на весь мир Янтарная комната, увидеть которую ежедневно стремятся тысячи туристов со всех концов планеты.

Но в Царском Селе есть еще один уникальный, неповторимый памятник, который, к сожалению, мало кому известен — разве что жителям города Пушкина и тем, кто увлекается историей. Этот памятник стоит в стороне от основных туристских маршрутов ГМЗ «Царское Село», редко сюда приходит гость, только местные жители решаются пройти по полузаросшим тропинкам. Речь идет об уникальном Лошадином мемориале, который находится на северной окраине Александровского парка.

История царскосельского кладбища лошадей началась в конце 1820-х годов, в годы правления императора Николая I.

Сначала были построены Пенсионерские конюшни для постаревших четвероногих друзей венценосных особ — «для лошадей царского седла, стоящих на пансионе». Николай Павлович был известен своей любовью к лошадям и пожелал, чтобы благородные скакуны достойно отживали своей век на покое в довольстве и чистоте.

Пенсионерские конюшни — работа выдающегося архитектора первой трети XIX века Адама Менеласа в духе английской готики (тогда многие павильоны и здания в Александровском парке строились в духе псевдоготики). Конюшни состояли из нескольких корпусов — собственно конюшни на 8 стойл и дом служителей. До наших дней не сохранились еще некоторые деревянные служебные постройки, но их остатки были найдены при раскопках. Вскоре при Пенсионерской конюшне появился участок, где погребались павшие лошади.

Первым постояльцами конюшни были восемь лошадей «Собственного седла императора Александра Павловича», среди них был и конь, на котором император Александр I вступал в Париж в 1814 году... Но об этих конях скоро забыли и они содержались не в самых лучших условиях в одной из казенных конюшен Петербурга. Брат Александра Николай Павлович велел перевести одряхлевших скакунов в Пенсионерскую конюшню в Царском Селе.

Прах этих лошадей и стал первым погребением на территории лошадиного некрополя. Последнее захоронение было сделано на кладбище в разгар Первой мировой войны при императоре Николае II в 1915 году. Всего на территории кладбища находятся по разным версиям от 110 до 130 захоронений. Точное количество подсчитать сложно, так как кладбище было сильно разрушено, и прах царских любимцев потревожили во время Великой Отечественной войны. Лошадей отправляли «на пенсию» примерно в 18-20 лет, а доживали они при хорошем уходе до 30-35 лет. Существует предание, что один из коней Александра II дожил до 62 лет!

Каждое захоронение отмечает большая каменная плита из камня, облицованная мрамором. На плите высечена скоромная эпитафия примерно такого содержания: «Служил — родился — пал», кличка, пол, иногда масть... «Служил в бозе почившему», «Служил ныне царствующему». Есть и боле пространные эпитафии: «Л’Ами, конь, бывший с императором Александром Первым в Парижском походе»; «Флора — конь, носивший на себе Императора Николая под Варной...»; «Кобъ, конь, на которомъ объћзжал войска въ Бозћ почившiй Царь-Миротворецъ Александръ III».

Еще столетие тому назад лошадиный некрополь содержался в чистоте, все выглядело пристойно и создавало атмосферу торжественной меланхолии с легкой ноткой сентиментальности, характерной для эпохи романтизма.

Но ХХ век был жесток ко многим бесценным памятникам истории и культуры... Сильно пострадали и памятники Царского Села, среди которых и Лошадиный мемориал.

Сейчас ведется постепенное восстановление уникального памятника. Расчищаются плиты и восстанавливаются плиты (некоторые из них были разбиты мощными корнями деревьев), благодаря археологическим раскопкам находятся захоронения. Анализ одного из погребений показал, что лошади хоронились лежа на боку, при этом не обнаружилось остатков сбруи. Дно могилы было не ровным — более сильное углубление под крупом и возвышение в голове лошади. Но впереди еще очень много работы.

Восстановительные работы продолжаются, в том числе и на частные пожертвования из Франции. Инициатором этого был французский журналист, тесно знакомый с представителями династии Романовых за рубежом, Жак Луи Гуро. Также восстановление ведется на средства музея-заповедника. Сейчас найдено и снова сделано 80 плит, идентифицированы многие останки. Мы надеемся, что скоро этот уникальный мемориал будет восстановлен, и примет прежний облик, каким он был при последних владельцах Царского Села.

Ольга Усачева, www.gorod-pushkin.info