Легенда о Царскосельском зеркале

Легенда о Царскосельском зеркале

Царское Село хранит множество легенд: одни из них известны, другие прикрыты слоями времени или просто затерялись среди зеркально-золотой мишуры. А золота и зеркал здесь всегда было много. Если внимательно пройти по всем залам дворца, то можно насчитать несколько сотен зеркал. Только в Большом зале их без малого триста!

Сейчас редко кто задумывается, что зеркала — мощнейший магический инструмент. Есть зеркала, наделенные светлой или темной силой. Одни радуют, другие — показывают прошлое или будущее, третьи — пугают и искажают правду. Последние наиболее опасны, ибо они хуже всего влияют на человеческую душу. Именно такое зеркало однажды появилось в Царскосельском дворце.

Это случилось в конце XVIII века, когда последние лучи царствования Великой Екатерины осыпали прощальным золотом блистательную резиденцию.

У императрицы подрастали внучки, и она серьезно думала о том, как их удачно выдать замуж. Уже расцвела красота старшей Александры, а ум девушки был равен ее прелести. Стареющая императрица долго не могла уснуть, размышляя о том, кому же достанется ее сокровище-внучка.

Однажды в сырой осенний вечер в окно императорской опочивальни кто-то настойчиво постучал. Императрица удивилась — кто может так просто постучать в окно второго этажа, где располагались личные покои Екатерины. Стук повторился. Он прозвучал резко и остро, будто по стеклу стучали рукоятью кинжала.

Испуганная Екатерина не стала звать слуг, а решила сама узнать, в чем же дело. Может, это просто ветер бил в окно сломанной веткой...

Царица сама раздвинула тяжелые портьеры. В разрыве туч луна сверкнула так ярко, будто молния во время бури. Екатерина открыла окно, и в опочивальню влетела огромная тень. Огромный черный ворон покружил по комнате и опустился на спинку золоченого кресла. Самое удивительное было то, что в клюве эта зловещая птица держала письмо. Императрица взяла свечу, горевшую у кровати, чтобы лучше разглядеть странное явление. Но птица исчезла, как сгусток болотного тумана, а на кресле лежал конверт из коричневой плотной бумаги, запечатанный фиолетовым воском. На печати были какие-то странные письмена. Царица немедленно сломала ее и достала содержимое конверта. Вместо ровных строчек по бумаге бежали странные буквы-руны, больше похожие на рассыпанные иголки ели или сосны. Но стоило императрице поднести письмо поближе к свету, как руны превратились в ровные строчки родного немецкого языка.

К своему ужасу императрица поняла, что это письмо от короля горных троллей, живущих далеко на севере Швеции. И король желал женить своего сына принца Хьёрика Рыжего на русской принцессе, так как был наслышан о ее уме и красоте.

Король написал, что прибывает к императорскому двору в ближайшее новолуние. А ежели последует дурной прием или отказ, то король троллей вызовет бурю и вечный холод на Петербург, так как ему подвластны стихии севера.

Мудрая императрица стала размышлять о предстоящем приеме и о том, как спасти любимую внучку от страшной участи — быть женой отвратительного тролля, пусть и принца, владеющего несметными подгорными богатствами. Но еще нужно избежать гнева короля северных троллей — это не менее сложная задача.

Императрица проводила бессонные ночи — она знала, что под горами нет солнца, нет дивных парков и садов, а только унылые, мрачные чертоги, где в свете факелов светятся черные зеркала и драгоценные камни, грубо ограненные тролльскими мастерами.

Настал последний день старой луны. Парки Царского Села поменяли золото нарядов на темную бронзу и рыжую медь. К приему горного короля все было подготовлено. На кухне готовили разнообразные блюда, дворцовые залы освящались тысячами свечей. Король известил, что прибудет через один из подземных ходов при помощи древней магии.

Екатерина, будучи человеком просвещенным и больше полагающимся на науку, не любила магию и колдунов. Еще были свежи воспоминания о неудачах графа Калиостро.

Вечером были накрыты торжественные столы в Антикамерах, в Большом зале горели 700 свечей, позолота сверкала ярче полуденного солнца. Вдруг на мгновение все свечи погасли, вновь вспыхнули, и в центре зала появилась маленькая фигурка, облаченная в лиловую мантию, отороченную волчьим мехом, которая тянулась за спиной огромным шлейфом. На голове тролля высилась корона из черного металла, украшенная синими камнями.

Сам король был страшен: огромная голова с длинным острым носом; серая, как ветошь, кожа; глаза, словно горящие сальные плошки, а изо рта виднелись острые клыки, кривые, будто ятаганы.

Екатерина немного испугалась внешности своего знатного гостя. И при том удивилась, что король явился совсем один — без свиты и охраны. Король будто прочитал мысли императрицы.

— Ваше величество, тому, кто обладает магической силой, не нужны ни свита, ни охрана. Я живу 600 лет, мой сын — 400. И еще никто не покушался на наши жизни в мире людей.

Императрица спросила с недоумением:

— Ваше горное величество, если вашему сыну столько лет, то почему он еще не нашел даму сердца?

— Всемилостивейшая государыня! У моего сына было 198 жен. И тролльчихи, и смертные женщины. Но даже самые знатные дамы из народа троллей, вынужден признать, ужасно некрасивы. А женщины из народа людей быстро умирали. Им подавай солнце, цветы, деревья и свежий воздух!

Императрица гневно нахмурила брови.

— Так вы, ваше величество, желаете такой же страшной участи моей любимой внучке? Разве вы не учли предыдущие несчастья?

— Ах, государыня! Я надеюсь, что дети и внуки сильных мира сего иначе воспитаны и у них крепче здоровье.

— Вы ошибаетесь, король! И те, кто носит корону, и те, кто живет без нее — одинаково смертны. Иной раз простая крестьянка трижды здоровее принцессы или герцогини.

Для Екатерины настала решающая минута. Ей нужно вежливо ответить на отказ, но не вызвать гнева короля троллей.

— Что ж, король, — спокойно, чуть задумчиво начала говорить императрица. Придворные внимательно смотрели на нее. Дамы тревожно обмахивались веерами. — Знаете ли вы, что у нас есть непреложная традиция. Если невеста не видела жениха, или жених еще не видел невесту, то необходимо представить свой портрет, написанный лучшим художником королевства. Принц уже наслышан о прелести моей внучки — ему портрет ни к чему. Но мы ничего не знаем о принце, кроме того, что у него рыжие волосы.

Среди придворных раздался шепот и даже тихий смех. Король злобно сверкнул желтыми глазами.

— Ваше императорское величество! Вы гордитесь лишь одной Янтарной комнатой и двумя залами, отделанными агатом. Для троллей это — ничто. У нас каждый чертог убран самыми яркими самоцветами, которые вы даже не видели во сне!

— Да, король. Но у вашего народа нет того, что мы ценим превыше всего: это возможность смотреть на небо, чувствовать ветер и солнечное тепло. Люди и тролли живут по разным законам. И моя внучка еще слишком юна и не достигла по нашим представлениям брачного возраста. Подождите еще год. За это время найдите художника, который сможет написать самый лучший портрет принца.

Тролль был разгневан, но не показал вида. Только за окнами было слышно, как пошел сильный ливень. Король-чародей понимал, что ему отказано, что Екатерина никогда не отдаст внучку в подгорное царство, чтобы она там чахла, теряла красоту и умирала в тоске по родному дому.

Чтобы смягчить настроение короля, императрица пригласила его и придворных к торжественному столу, накрытому в Антикамере.

Императрицы и ее окружение дивились, как король, не пользуясь ножом и вилкой, поглощал огромные куски мяса и фаршированных куропаток и одним глотком осушал кубки с английским пивом. От обильного угощения взгляд короля подобрел. Но это лишь было воздействие хмеля. Мысли его оставались коварными и жестокими.

— Ваше императорское величество! Я благодарен вам за оказанный мне прием. В ответ я преподношу вам подарок — волшебное зеркало, способное отражать истину!

Король взмахнул длинной мантией, словно крылом, и в зале перед окном появилось прекрасное зеркало в человеческий рост. Оно было необычным: зеркальная гладь была черной, как аспидная доска, а рама выкована из чистого золота и украшена россыпью сверкающих самоцветов, переливавшихся в свете сотен свечей. Императрица оторопела от восторга перед красотой, созданной подгорными мастерами. Придворный дамы ахали и старались взглянуть в темное манящее стекло.

Король троллей тихо сказал:

— Не каждому будет приятно смотреть истине в лицо. Она не всегда прекрасна. Через мгновение тролль исчез, будто предрассветная тень.

Императрица велела перенести зеркало в свои личные покои и никого к нему не допускать. Оно стояло в секретной комнате, отделанной цветным стеклом, за темно-синими портьерами.

Екатерина изо дня в день смотрела в зачарованное зеркало. Но из-за него императрица стала сильно стареть, взгляд потух, лицо становилось бледнее. Императрица перестала доверять близким и придворным, чаще стала хворать. Будто зеркало высасывало ее силы и душу. Так продолжалось несколько лет.

В конце осени 1796 года разразилась сильная поздняя гроза. Екатерине показалось, что в раскатах грома она слышит жестокий смех короля троллей. Нужно было переезжать в Зимний дворец. Она велела с величайшей осторожностью перевести зеркало из Царского Села. Но слуги не могли сдвинуть его с места. Екатерина с большой неохотой покидала любимую резиденцию.

Вскоре Екатерина Великая скончалась. И неизвестно, куда пропал подарок горного короля. Одни рассказывали, что видели некое черное зеркало в подвале павильона Адмиралтейства у Большого пруда. Иные говорили, что оно осталось в секретной нише.

Спустя много лет ходили слухи, что за зеркалом троллей охотились фашистские оккупанты.

На самом деле зеркало рассыпалось на множество осколков в годы войны. Магические зеркала коварны. Они сильны сами по себе, но если разбиваются, то выходит наружу освобожденная сила, которая растекается по залам, чердакам, подвалам и надолго поселяется в старинных домах, замках и дворцах. Кто-то говорил, что на полу иногда видел странные темные осколки, которые тут де терялись из виду.

Мириады мельчайших осколков черного зеркала витали в воздухе, смешиваясь с дворцовой пылью, проникая в глаза, уши, рот и, что самое страшное, в души людей. Как только хоть один из мельчайших осколков проклятого зеркала проникал в сердце, люди переставали любить, радоваться, уметь понимать друг друга. Вместо этого зарождалась в сердцах звериная злоба, жестокость, зависть. Люди начинали доносить, подслушивать и лгать не ради своей корысти, а просто так, безотчетно. Так как тьма заполняла их души.

Своим подарком король троллей жестоко отомстил императрице. У тролльских зеркал есть одно свойство: они не отражают истину, а искажают ее.

Усачева Ольга