Главный хранитель дворца

О газете       Архив номеров



Анатолий Михайлович Кучумов

Главный хранитель дворца

Человек огромных знаний, эрудиции, обладавший поистине феноменальной памятью, но, главное, истово влюбленный в свое дело, он умел не только собирать, хранить экспонаты и восхищаться ими, но и бороться за них, спасая от гибели.

До сих пор бытует печально известный постулат: «Незаменимых людей нет». Жизнь убеждает в обратном. Уже более тридцати лет, как на посту главного хранителя Павловского дворца нет Анатолия Михайловича. Болезни, возраст вынудили его оставить этот ответственный пост, но оставить заботу о дворце он не мог, и только смерть в 1994 г. разъединила его с любимым Павловском. И как можно было это сделать, если пришел он в музей в далеком 1932 г. Правда, проработал он тогда в Павловске недолго, но, вероятно, это был знак судьбы — их пути потом пересекутся снова, а в 1956 г. А. М. Кучумов станет главным хранителем дворца, да и не просто хранителем, а одним из его новых создателей, — и это уже навсегда.

Любимое дело требовало знания предметов декоративно-прикладного искусства, скульптуры,
живописи, что, благодаря усердию и пытливости, скоро пришло. Кучумов работал в Павловске и Детском (Царском) Селе, но, если в Петергофе, Ораниенбауме, Гатчине или в Эрмитаже возникала необходимость уточнить происхождение каких-либо предметов мебели, осветительных приборов, фарфора или бронзы, музейные сотрудники неизменно обращались к нему. Истинный «вещевед», он либо безошибочно вспоминал, где и когда видел произведение, либо называл аналогичные вещи из других музеев, что часто позволяло пролить свет на атрибутируемое произведение.

Анатолий Михайлович — профессионал с мировым именем, и трудно представить, что он окончил только девять классов в уездном городе Молога Ярославской губернии, а потом ФЗУ имени Карпова в Ленинграде, где получил профессию электрика. Таковы его «университеты».

Жизнь любого человека — удивительный мир. Но как же она интересна, если приходится на такое сложное время, как ХХ в., да если еще человек — личность талантливая, активно включающаяся во все происходящее.

Наверное, он отличался от своих сверстников в далеком городке Молога, покоящемся с 1930-х годов на дне Рыбинского водохранилища. Ведь никто больше не ходил по окрестностям, собирая для крошечного местного музея старинные вещи из заброшенных усадеб и церквей! Поэтому, когда оказался Анатолий Кучумов в начале 1930-х гг. в Ленинграде и увидел красоту города и богатство его музеев, уже была в нем тяга к прекрасному, рождался будущий музейщик. Учеба в училище дала ему единственный шанс поступить в вечерний кружок для заводской молодежи при Эрмитаже и, тем самым, прикоснуться к чудесному миру искусства. И когда было признано, что по состоянию здоровья он не может работать в химической промышленности, путь его был ясен — в музей.

Первым его музеем становится Павловский дворец. Старший инвентаризатор — должность, казалось бы, не строго научная, но это ведь не на складе, а в музее учитывать. Учитывать — значит видеть и запоминать каждую вещь во всех деталях и подробностях. Так появляется опыт, практическое знание вещей. Потом Анатолий Михайлович на долгие годы будет связан с тогдашним Детским Селом. Будет хранителем в Екатерининском дворце-музее и почти четыре года заведовать Александровским. Там его застанет война. Она не пощадит музеи, но, если Павловский и Екатерининский дворцы будут восстановлены поистине из руин и пепла, то Александровский, сохранивший стены, останется без коллекций.

Война стала страшной катастрофой для пригородных дворцов-музеев Ленинграда-Петербурга. Эвакуация коллекций целиком была невозможна, приходилось вывозить лишь самые ценные предметы (а как их определить в ставшем родным музее?) и те, которые могли служить образцами при послевоенном восстановлении убранства (об этом уже тогда думали!). Эту сложнейшую работу А. М. Кучумов проводит в Александровском дворце, но не успевает завершить, так как получает задание сопровождать первый эшелон вывозимых из Ленинграда произведений искусства. Сокровища музеев находят пристанище сначала в Горьком (Нижнем Новгороде), потом в Новосибирске. Директором этого музея-хранилища сокровищ ленинградских пригородных дворцов и был назначен Анатолий Михайлович, а в помощники ему определили еще трех коллег. Конечно, Кучумов просился на фронт, но встреться с фашистами ему будет суждено уже после военных действий, когда он будет заниматься поисками награбленного ими в России.

Анатолий Михайлович в Ленинград вернется весной 1944 г. и сразу же займется поисками расхищенного, увезенного из дворцов. Не только все деревни в округе, особенно те, где стояли штабы и куда привозили мебель и утварь из дворцов, но и Эстония, Латвия, Восточная Пруссия, Германия — маршруты его командировок. О любом событии можно рассказать
разным языком. Можно, например, языком фактов, можно и языком цифр. И они потрясают. Только за 1944–1949 гг. вернулись в музеи 6682 предмета (в том числе в Павловск — 421).

Главный хранитель дворца

О Кучумове написаны книги, статьи, изданы сборники. Существуют интереснейшие рассказы, воспоминания, где повествуется о поисковой работе ученого. И, действительно, ведь только находка знаменитых паркетов из Лионского зала и Зеркального кабинета Екатерининского дворца, обнаруженных в действующем элеваторе в Германии под кучами зерна, могла бы стать сюжетом приключенческой истории. А сколько таких находок было сделано за долгие месяцы поисков!

Великолепные бронзовые скульптуры Геркулеса и Флоры работы Ф. Гордеева, прежде украшавшие Камеронову галерею в Царском Селе, были найдены им во дворе медеплавильного завода в городе Халле. Множествопредметов убранства Екатерининского дворца Кучумов обнаружил в Кенигсберге и его замках.

Тщательно собирались не только целые предметы, но и фрагменты, детали — все представляло интерес, так как уверенность в том, что это пригодится при восстановлении дворцов, не покидала Анатолия Михайловича. В Риге была обнаружена фототека Павловского дворца, содержащая более трех тысяч негативов, снятых в 1902–1903 гг., что позволило с максимальной достоверностью реставрировать дворец.

В Риге же он находит огромное количество — более четырехсот портретов, в основном из Гатчинского дворца-музея. Вагонами уходили произведения искусства в Ленинград, Псков, Новгород, Киев, Минск, но не было важнейшего экспоната, чем Янтарная комната Екатерининского дворца. Ее поисками А. М. Кучумов занимался многие месяцы, искал Янтарную комнату в Кенигсберге и его окрестностях, в Германии, расспрашивал тех, кто имел хоть какие-нибудь сведения о ее судьбе, — все безуспешно. В конце жизни Анатолий Михайлович уже не имел возможности, как некогда в послевоенные годы, обследовать чердаки, подвалы, бомбоубежища и пакгаузы — да и не было в этом необходимости. Теперь в поисках помогала логика, анализ известных фактов и надежда. Свидетельством того, что надежда не умерла, стала одна из последних книг А. М. Кучумова «Янтарная комната», написанная в соавторстве с М. Г. Вороновым и изданная в 1989 г. В ней нет советов, как искать, но есть глубокое исследование, подробный исторический рассказ о создании Комнаты, о ее предметах, рассказ очевидца, хранителя, ученого.

Анатолий Михайлович много писал. К счастью, многое из написанного им было издано в виде альбомов, книг, путеводителей, сборников статей, но до того рукописный «Бюллетень научного отдела» неизменно, из года в год, помещал его статьи по отдельным произведениям собрания, мастерам, проблемам реставрации.

Давно уже стал библиографической редкостью альбом «Павловск. Дворец и парк», 1976 г. Это было первое издание с подробным воспроизведением восстановленных интерьеров дворца, его главных сокровищ, паркового ансамбля. То, что автором альбома был А. М. Кучумов, неудивительно. Он вновь пришел на работу в Павловский дворец в августе 1956 г., а уже в 1957 г. были открыты первые семь парадных залов дворца, в том числе Тронный и Кавалерский. В этот период восстановления интерьеров здания память Анатолия Михайловича пригодилась как никогда. Десять лет понадобилось для восстановления архитектурного объема дворца, но еще столько же для того, чтобы в 1970 г. почти все залы приняли первых посетителей. Убранство интерьеров было осуществлено под научным руководством А. М. Кучумова.

Он блестящий экспозиционер. Великолепное знание материала позволило ему делать серьезные, высокопрофессиональные выставки. После войны Анатолий Михайлович возглавил Центральное хранилище музейных фондов, которое находилось в Пушкине, в Александровском дворце, и на основе этих огромных фондов он регулярно открывал масштабные выставки. Спустя годы, за несколько месяцев в больнице, где он лежал с инфарктом, Кучумов составил тематико-экспозиционный план блестящей выставки — «Русский жилой интерьер ХIХ века». Более двух тысяч экспонатов, расположенных в семнадцати залах, давали убедительную картину развития декоративного убранства русских дворцов и усадеб. Альбом, изданный на основе материалов этой выставки, стал подлинной антологией русского интерьера ХIХ столетия.

Анатолий Михайлович Кучумов посвятил без остатка всю свою жизнь служению Музею. И, что интересно, важно и значительно — в последние годы жизни, больной, почти лишенный возможности самостоятельно передвигаться, он загорался при одной мысли, что может быть принято решение о восстановлении Александровского дворца, могут найтись энтузиасты и меценаты, желающие его возродить. Мечтал он и об абсолютно полном восстановлении Павловского и Екатерининского дворцов.

В его жизни были взлеты и падения. Но так долго не приходившее к нему официальное признание все же пришло в конце жизненного пути. Ему было присвоено звание заслуженного работника культуры России, он был удостоен высшей в Советском Союзе премии — Ленинской. Наконец, в июне 1993 г. ему первому (!) было присвоено звание Почетного гражданина города Павловска. И как хорошо, что эти награды при жизни увенчали достойный труд Анатолия Михайловича Кучумова — человека-подвижника, для которого сохранение великого культурного наследия России было главным делом жизни.

Юрий Мудров