Красота под замком?

О газете       Архив номеров



Прогуливаясь по Нововестинской улице в Тярлево, люди любознательные задерживаются около оригинальной, в стиле готики, двухэтажной постройки и задаются вопросом: что это за здание? Местные знатоки-краеведы знают, что это молочный домик — часть фермы, сооруженной когда-то по распоряжению императрицы Марии Федоровны. Однако ни те, ни другие не знают, кому принадлежит это здание сегодня и что в нем находится. О прошлом, настоящем и будущем архитектурного и исторического памятника федерального значения пойдет речь в этой статье.

Блистательное прошлое

Когда-то эта территория, окруженная сейчас красивой оградой, принадлежала бывшему управляющему Павловском Роткирху. В 1798 г. его вдова продала участок действительному статскому советнику князю Кантакузину за 5 000 рублей. А в 1802 г. он был выкуплен вдовствующей императрицей Марией Федоровной, но уже за 8 000.

Царственная особа пожелала перенести сюда ферму, которая располагалась ранее у Тройной липовой аллеи возле дворца. За короткое время, всего за три летних месяца 1802 г., бывшая дача была преобразована архитектором Воронихиным в молочный домик. Одновременно велось благоустройство всего участка, сооружались птичник, скотный двор, ледник и так далее. Был вырыт пруд «метров в 20, шириной 10, а в глубину одну сажень», вырублены лишние деревья, прорыты каналы, высажены березы.

Мария Федоровна часто посещала свою любимую ферму, наслаждаясь прелестями деревенской жизни. Она лично следила за тем, как ведется заведенное ею образцовое крестьянское хозяйство. Бедные девушки из воспитательного дома ухаживали за коровами, курами. Молоко, сливки, свежеиспеченный хлеб отправлялись отсюда во все павильоны парка для подкрепления сил отдыхающих. Ферму посещали и другие члены императорской фамилии. Последнюю запись в дневнике, который вела на ферме Мария Федоровна, она сделала 17 сентября 1828 г. Благодаря Бога за удачно проведенное с шестью внуками лето, она льстила себя надеждой возвратиться сюда вновь, но 12 ноября 1828 г. Мария Федоровна умерла. После ее смерти владельцем Павловска стал ее младший сын — Михаил Павлович. И при нем отдыхающие еще могли отведать на ферме свежайшие молочные продукты. Но в 1833 г. управляющий Павловском Фридерице пишет докладную записку о необходимости ремонта молочного домика, пришедшего в ветхое состояние. В феврале 1834 г. были выделены деньги для ремонта здания. За лето этого года главный корпус фермы был переделан по проекту Карла Росси. Здание получило характерные черты неоготики: стрельчатые окна, машикуляры под карнизами. Придворным живописцем Медичи был расписан восьмиугольный зал на втором этаже и прилегающий к нему прямоугольный, с лестницей. Была закуплена новая мебель в готическом стиле, созданная в мастерской Штрома: стулья с высокими спинками, кресла, экран, письменный стол, две рамы для зеркал. Трехстворчатая дверь вела на новый балкон, который выходил на Фермерскую дорогу. После этой реконструкции здание продолжало находиться в дворцовом управлении, тогда как другиехозяйственные постройки были сданы в аренду. Наконец, в 1902 г. царскосельскому мещанину Лесникову в аренду было сдано и главное здание вкупе с другими службами.

После октябрьского переворота

Началось не лучшее время в судьбе памятника. Вещи с фермы распродаются, а наиболее ценные предметы интерьера увозят на хранение во дворец. Благодаря этому столик, созданный по рисунку Воронихина, крышку которого украшает вышивка, выполненная Марией Федоровной, дожил до наших дней — его можно увидеть в экспозиции Пилястрового кабинета ГМЗ «Павловск». Молочный павильон продолжает сдаваться в аренду. В 1936 г. было проведено
его обследование и сделано заключение о необходимости срочного ремонта здания фермы. На это требовалось 25 000 рублей. Осуществлению планов помешала война. Здание продолжало разрушаться и по ее окончании. К 1948 г. оно лишилось лестницы на второй этаж, частично обшивки, отсутствовали многие рамы, прохудилась крыша. В таком виде оно было сдано в аренду артели «Пищепром», которая провела кое-какой ремонт. Тогда появилась лестница на западном фасаде, ведущая на второй этаж. В 1952 г. здание было арендовано артелью «Химик», которая устроила на первом этаже цех по варке мыла! Из-за ненадлежащего использования здания договор аренды с «Химиком» был расторгнут досрочно. После этого в здании жили рабочие Павловского парка.

Настоящее

Оно началось с решения Исполкома Ленсовета, принятого в июне 1980 г., по которому эта территория вместе с главным зданием была передана ВНИИ им. А.С. Попова для организации здесь базы отдыха института. Рабочие вырыли котлован и начали строительство большого кирпичного здания, тогда как главную постройку, имеющую архитектурно-историческую ценность, не трогали. В 1995 г. объект был передан Русскому музею. В 2000 г. музей приступил к реставрации Молочного домика, которая была закончена в 2008-м. Все этапы реставрации проходили под неусыпным наблюдением КГИОП. Периодически в адрес музея от КГИОП приходили письма, требующие ускорить воссоздание памятника историко-культурного наследия. Задержки же в реставрации были вызваны недостаточным финансированием.

...По территории базы меня провела Маргарита Дворянкина — ведущий инженер по строительству Русского музея. В ее ведении находится этот объект со времени передачи его музею. Сейчас на территории базы выстроено двухэтажное здание гостиничного типа. Находятся здесь также трансформаторная подстанция, одноэтажное здание администрации. Впрочем, нас больше интересует ферма, которая своим южным фасадом выходит на Нововестинскую дорогу. Перед восточным фасадом молочного павильона разбит небольшой пруд с гранитным спуском. Маргарита Дворянкина рассказала, что молочный домик на момент передачи Русскому музею уже дважды горел, состояние его было просто ужасным: внутренняя лестница на второй этаж отсутствовала, стены и потолок были черные. Сейчас здание буквально преобразилось. Светло-желтое с белым орнаментом, машикулярами, пилястрами, оно выглядит необыкновенно нарядно. Окна на первом и на втором этажах стрельчатые. На крыше — восьмиугольная башенка, бельведер, — оканчивающаяся восьмигранным шпилем. По краю всего здания установлен ажурный парапет. На Нововестинскую дорогу выходит исторический балкон, расположенный на втором этаже, — реставраторы очистили его и заново окрасили.

Входим внутрь здания. Дубовая лестница с тонкими балясинами, ведущая на второй этаж, окружена колоннами дорического ордера — подобную лестницу и колонны задумал еще архитектор Воронихин. За лестницей оборудовано несколько служебных помещений. Поднявшись на второй этаж, попадаем в прямоугольный зал, где во времена Марьи Федоровны стояла большая фарфоровая ваза с молоком. Сейчас стены зала, как и при перестройке фермы в 1834 г., расписаны в стиле готики: внизу по периметру — гирлянда из крестоцветов, а вверху — готические арки с растительным орнаментом. Такой же рисунок использован реставраторами и на стенах главного восьмиугольного зала, куда ведет дверь из прямоугольного зала с лестницей. Живопись воссоздана по архивным материалам и по сохранившимся деталям. Украшением зала служат два ложных камина, расположенных между входной и трехстворчатой дверьми, а также двухъярусная люстра. Одно движение руки — и вспыхивают красавица-люстра и канделябры, укрепленные на стенах между стрельчатыми окнами, в верхних частях которых вставлены синие, желтые и фиолетовые стекла. Пол в зале набран из ценных пород дерева. Восьмиугольный зал — чарующее зрелище.

Неясное будущее

Пока отреставрированные интерьеры знаменитого молочного домика Марии Федоровны, кроме сотрудников Русского музея, видели немногие. В 2008 г. в День музеев сотрудники КГИОП провели несколько экскурсий по зданию. Книга отзывов пестрела восторженными откликами. Предполагалось, что здание фермы будет использоваться для проведения концертов для отдыхающих на базе отдыха. Но база, увы, до сих пор не открыла свои двери. Специалисты Русского музея предлагали создать в молочном павильоне школу искусств, но, как видно, и эта идея оказалась нежизнеспособна. На сегодняшний день отреставрированный еще в 2008 г. Молочный павильон закрыт, и оценить воссозданную красоту некому.

Марина Орлова