Иван Ромодин: «Я занимаюсь любимым делом»


Иван Ромодин

Иван Ромодин (р. 1978) — человек, которого в Пушкине знают если не все, то, по крайней мере, очень многие. Знают как звукорежиссера студии звукозаписи «303», как продюсера творческого объединения «R. E. G. I.», как организатора кинофестиваля «Ножницы» и учредителя Пушкинского рок-клуба.

По своей первой специальности Иван — государственный служащий, по второй — звукорежиссер. В разные годы он был участником различных музыкальных коллективов, таких как «Шепот Ливня», «Sin Temple», «Рациональная романтика» и «Братцы Кролики». Снимался в кино, обучал детей игре на музыкальных инструментах, проводил рок-концерты, фестивали для молодежи и праздники для детей. В 2009 году Иван баллотировался в депутаты муниципального совета, но безуспешно, и с тех пор в политику не рвется.

Живет в Пушкине с женой Натальей, в ближайшие месяцы ожидает прибавления в семействе.

— Иван, расскажите, пожалуйста, о Пушкинском рок-клубе. Что там сейчас происходит?

— Недавно на сцене клуба выступила новая пушкинская группа «Lady of the Flowers» — это акустический проект четырех девушек-старшеклассниц, очень удачный, кстати. Радует, что в Пушкине продолжают появляться новые молодые музыкальные группы. В прошлую субботу прошел концерт группы «Koffein».

Мы и дальше планируем продолжать работу с молодыми пушкинскими и питерскими коллективами, при этом привозим и «взрослые» группы. Получается такой рок-коктейль.

— Чего, на ваш взгляд, больше всего не хватает начинающим рок-группам города Пушкина?

— Для того чтобы научиться играть, нужно заниматься постоянно, каждый день. К сожалению, в Пушкине нет бесплатных репетиционных точек, где подростки могли бы тренироваться. Дома репетировать они не могут — родители быстро взбунтуются.

Некоторое время назад я представил в администрации района проект «Музыкальная продленка» для школьников. Чтобы в каждой школе была своя маленькая репетиционная база, чтобы там регулярно проходили бесплатные уроки. Но, увы, этот проект никого не заинтересовал.

— Сейчас вы сами играете в каком-нибудь музыкальном коллективе?

— Сейчас у нас веселый джаз-бэнд, играем фьюжн и сочиняем музыку для кино. Это не песни в классическом понимании, а, скорее, маленькие пьесы. Там нет куплетов и припевов, зато есть многообразие музыкальных размеров и ритмов.

— Говорят, скоро у нас должен открыться еще один музыкальный клуб. Что это будет за заведение? И какое вы имеете к нему отношение?

— Пока подробности раскрывать не могу. Но клуб действительно открывается, и территориально он расположен в Пушкине. Где-то с сентября там будут регулярно проходить живые выступления команд российского и европейского уровня. Отношение к нему буду иметь непосредственное — мне предложили там работу звукорежиссера.

Ну а в последние выходные весны — с 27 по 29 мая — мы проведем в новом клубе кинофестиваль «Ножницы».

— Давайте подробнее поговорим о кинофестивале. «Ножницы Vol. 4.0» будут чем-то отличаться от предыдущих версий?

— Честно говоря, поскольку отсмотр фильмов мы начинаем буквально за месяц до фестиваля, я сам до последнего момента не знаю, что там будет и чем все это закончится. Традиционно планируется фотовыставка, живые выступления музыкантов. Была идея сделать в этом году недельный фестиваль, но в итоге решили пока ограничиться тремя днями.

— Какие требования предъявляются к фестивальным работам?

— Только короткометражные фильмы продолжительностью до 40 минут, снятые режиссерами не старше 30 лет. Мы не принимаем фильмы, в которых музыка скачана из интернета или нарушает чьи-то авторские права. Также не принимаем немое кино.

В звуковом кино музыка — половина кайфа, и концепция фестиваля «Ножницы» — это музыка в кино. Фильмы о музыкантах, о композиторах, фильмы с авторской музыкой, музыкальные клипы... Ограничений по жанрам нет: документальные, игровые, анимационные...

Люди удивляются, когда узнают, что мы отбираем около 80% всех присланных работ. Говорят: «Вам ведь так много всего присылают!» Да, присылают действительно много, но все фильмы такие классные, что никого не хочется «отбраковывать».

— Номинации «Лучший фильм о Царском Селе» в этом году не будет?

— Нет, ее мы делали только в прошлом году, потому что фестиваль был приурочен к трехсотлетию. Победителя ждал шикарный приз. Но, увы, нам не прислали ни одного фильма. А раз молодые режиссеры не хотят снимать кино о Царском Селе, вероятно, у них есть на то какие-то причины.

— Кроме клуба и фестиваля, какие еще планы на будущее?

— Планов громадье, на самом деле. Пока что в «Стойке» концерты только по субботам, но мы могли бы проводить их и чаще — 3-4 раза в неделю, как это было когда-то в кафе «Центр». Вообще хотелось бы провести Open Air, если хватит сил, чтобы все согласовать. А еще ТО «R.E.G.I.» ведет подготовку к съемкам своего кинопроекта. Но это самый большой секрет!

— В 2007 году вы принимали участие в съемках короткометражного фильма «Сделка». Расскажите, пожалуйста, что это за проект?

— Этот фильм режиссера Георгия Лебедева по пьесе Вуди Аллена. Я играю в нем еврея Иосифа Заккермана, к которому не вовремя пришла Смерть. Проект абсолютно некоммерческий, небюджетный. Снимали его в обычной квартире в Питере, которую художники преобразовали в квартиру закройщика. Работали по ночам. А закончились съемки буквально за 3-4 дня до нашей с Наташей свадьбы. Правда, там затянулся пост-продакшн, и фильм вышел в свет только в 2009 году.

— Иван, как вы все успеваете: музыка, кино, работа на студии? Ведь, наверное, и отдыхать тоже хочется?

— Если ты можешь позволить себе сделать что-то хорошее — делай это. Я занимаюсь любимым делом. Да, я не езжу в отпуск — разве что на 5 дней в году, на фестиваль «Тундик», где я занимаюсь организацией звука. Работаю без выходных, но я доволен своей жизнью, потому что делаю то, что мне нравится.

Беседу вела Мария Карпеева

Март 2011 года