Иннокентий Анненский. Последний царскосельский лебедь

Иннокентий Анненский. Последний царскосельский лебедь

Был Иннокентий Анненский последним
Из царскосельских лебедей

Н. С. Гумилев

13 декабря (30 ноября — ст. стиль) исполнилось сто два года со дня смерти замечательного русского поэта, переводчика, педагога Иннокентия Федоровича Анненского.

Поэт не был коренным жителем нашего города — И. Ф. Анненский родился 1 сентября (20 августа — ст. стиль) 1856 года в Омске, где служил его отец. Мальчик вскоре осиротел, и его на воспитание взял старший брат Николай Федорович — известный публицист и лидер либерально-народнического движения. В 1879 году И. Ф. Анненский окончил историко-филологический факультет Петербургского университета. Согласно воспоминаниям сына поэта, Валентина Кривича, Анненский знал 14 языков: «Конечно, одни, как французский и немецкий, он знал с детства, а древние были его... профессиональной специальностью, в других же... он только разбирался, конечно, в этот счет входили и языки славянские, но всего их было 14».

Для Царского Села И. Ф. Анненский — знаковая фигура. Он входит в блистательную плеяду царскосельских поэтов Серебряного века вместе с А. А. Ахматовой, Н. С. Гумилевым и другими. Но не все современники знали, что Анненский писал стихи, — это была его тайна. Так сложилась судьба, что государственный чиновник — директор гимназии — не мог открыто заявить о своем творчестве; в то время его поэзию могли принять весьма скептически. Поэтому свой первый сборник «Тихие песни» он опубликовал под забавным псевдонимом «Ник. Т — о», что было анаграммой его имени.

Для Царского Села начала ХХ века Анненский был, прежде всего, педагогом и директором Классической Николаевской мужской гимназии, которая находилась на углу Малой и Набережной улиц (здание сохранилось). На посту директора гимназии Анненский находился 10 лет — с 1896 по 1906 годы. Также он преподавал античную литературу в Мариинской Женской гимназии, где в то время училась юная Анна Горенко, будущая поэтесса А. А. Ахматова. По ее воспоминаниям, из всей гимназической программы она более всего любила именно уроки Анненского. Ахматова стала его духовной ученицей, как впоследствии и Николай Гумилев. И. Ф. Анненский был блестящим лингвистом, филологом, переводил на русский язык Еврипида (бюст античного поэта всегда находился в кабинете директора), а также Гейне, Рембо, Верлена и других европейских поэтов. У Иннокентия Федоровича была казенная квартира на втором этаже гимназии, где он жил со своей семьей. Вдоль фасада была построена веранда, а во дворе разбит цветник — поэт очень любил цветы.
Николаевская гимназия

Ученики восхищались Анненским как педагогом. В своей педагогической деятельности он выходил за рамки жесткой официальной учебной программы: он стремился не просто дать знания, а привить искреннюю любовь к русской классической и античной литературе. Под чутким руководством педагога гимназисты ставили спектакли по произведениям мировой классики. Известный царскосельский литератор и искусствовед Эрих Голлербах писал, что Анненский «пленял своих учеников высоким строем души, лирической и благородной» (хотя сам Голлербах учился в Реальном училище).

После педагогической службы директор-поэт неспешно выходил из здания гимназии и гулял по старинному, разросшемуся Екатерининскому парку, где средь беломраморных скульптур и живописных деревьев его посещала муза. В склоненной, седеющей голове поэта рождались строчки и рифмы. В самом тенистом уголке парка стояла любимая скамья Иннокентия Федоровича. Здесь он любил сидеть тихими вечерами, и именно здесь к нему чаще всего нисходила Муза.

В стихах Анненского нет ни пушкинского юношеского восторга, ни величавости ахматовских строк... Его поэзия — это печальные размышления о былой красоте, наполненные смутной тревогой настоящего:


...Помню небо, зигзаги полета,
Белый мрамор, под ним водоем,
Помню дым от струи водомета,
Весь изнизанный синим огнем...
Если ж верить тем шепотам бреда,
Что томят мой постылый покой,
Там тоскует по мне Андромеда
С искалеченной белой рукой...


Как всякому поэту, литературоведу, и, прежде всего, царскоселу, Анненскому была близка тема Пушкина. Директор Николаевской гимназии стал одним из инициаторов создания памятника Пушкину в Лицейском сквере к 100-летнему юбилею А. С. Пушкина. Накануне открытия памятника Анненский не мог заснуть. Рано утром, еще до рассвета, он поспешно встал и направился к памятнику, чтобы проверить, правильно ли выбиты слова в стихотворении, которое разместили на постаменте. Анненский сам выбирал эти строки, и он боялся, что вместо «кликов лебединых» на постаменте будет написано о лебединых криках. Анненский приподнял полотнище, скрывающее скульптуру, и увидел, что все сделано правильно. Поэт вздохнул с облегчением. Когда его спросили, в чем разница, Иннокентий Федорович ответил: «Разница большая — сто лет. Восемнадцатый и девятнадцатый век».

Неудивительно, что Анненский посвятил строки этому памятнику:



...И стали — и скамья, и человек на ней
В недвижном сумраке тяжеле и страшней.
Не шевелись — сейчас гвоздики засверкают,

Воздушные кусты сольются и растают,
И бронзовый поэт, стряхнув дремоты гнет,
С подставки на траву росистую спрыгнет.



Иннокентий Анненский. Последний царскосельский лебедь

К сожалению, после революционных волнений 1905 года Иннокентия Анненского отставили от его должности, посчитав, что раз директор защищает молодых революционеров, значит, он политически не благонадежен. К тому же педагогическая деятельность Анненского, его либеральный и слишком мягкий настрой не раз обращали на себя внимание чиновников.

Вынужденную отставку поэт переживал очень тяжело. Здоровье его стало ухудшаться. Анненского лишили казенной квартиры, и бывший директор переехал в тихий район Софии, на Захаржевскую улицу. Он продолжал педагогическую деятельность — преподавал на Высших женских курсах историю греческой литературы, для чего ему приходилось постоянно ездить в Петербург.

И. Ф. Анненский скончался в 1909 году на ступенях Витебского (Царскосельского) вокзала от сердечного приступа, когда ехал делать доклад в Обществе классической филологии. Ему было всего 53 года. Похоронен поэт в Пушкине, на Казанском кладбище.

Николаевская гимназия, работе в которой посвятил свою жизнь Аненский, повторила путь знаменитого Царскосельского Лицея, воспитавшего ярчайшую плеяду поэтов, литераторов, общественных деятелей. Под чутким руководством Анненского развивался талант Н. С. Гумилева. Именно Анненскому юный поэт показал сборник своих первых стихов. Под влиянием Иннокентия Фёдоровича была взлелеяна муза Ахматовой. Под крылом Анненского рос будущий поэт В. А. Рождественский. Перечислять можно бесконечно.

Недавно на стене здания, где столетие тому назад размещалась гимназия, была установлена мемориальная доска с портретом И. Ф. Анненского (со стороны Малой улицы). Сейчас здание переживает капитальный ремонт. Еще недавно здесь располагалась школа № 650, которую окончила автор статьи. Действительно, в стенах этого здания еще остался неуловимый дух прошлого.

Ольга Усачева, www.gorod-pushkin.info