Самый непрочитанный поэт. К 125-летию со дня рождения Н. С. Гумилева


Николай Гумилев в Царском Селе

«Самый непрочитанный поэт». Так писала Анна Ахматова о своем бывшем супруге Николае Степановиче Гумилеве — замечательном русском поэте и переводчике, жизнь которого неразрывно связана с Царским Селом.

Несмотря на то что Гумилев родился в Кронштадте, его справедливо можно назвать коренным царскоселом. Уже спустя полтора месяца после его рождения (а родился Н. С. Гумилев 3 (15) апреля 1886 года), родители Николая Степановича — Стефан Яковлевич и Анна Ивановна Гумилевы — переехали в Царское Село. Они приобрели двухэтажный деревянный дом на Московской улице с садом и флигелями, выходившими на ныне не существующий Торговый переулок. К сожалению, этот дом не сохранился, не выдержал испытания временем и войной. Если бы он «дожил» до наших дней, то имел бы № 55. Сейчас на этом месте располагается школа-интернат № 16.

В Царском Селе семья Гумилевых прожила недолго — около семи лет. Осенью 1893 года Гумилевы переехали в Петербург. И только спустя 10 лет Николай Степанович с матерью и сестрой вернулись в тихое и уютное Царское Село. Они снимали квартиру в доме купца Полубояринова на углу Оранжерейной и Средней улиц. Сохранился этот дом или нет, пока неизвестно, так как более точных сведений не нашлось. Зато известно, что в этой квартире Николай Гумилев, будучи еще подростком, создал собственный подводный мир — он расписал свою комнату под морское дно и «населил» его экзотическими рыбами и чудовищами. Уже тогда будущий поэт начал мечтать о далеких странах.

После первой поездки в Африку Гумилев своеобразно украсил интерьер квартиры чучелом убитой им черной пантеры. Блеск ее стеклянных глаз часто не на шутку пугал гостей. Однажды поэт разыграл своих родственников, приехавших погостить в Царское Село. Николай Степанович выключил свет — зловещий силуэт хищника грозно стоял на фоне по-вечернему темного окна. Поэт вышел навстречу испуганным гостям и зачитал строки из своего стихотворения:


А ушедший в ночные пещеры
Или к заводям тихой реки
Повстречает свирепой пантеры
Наводящие ужас зрачки.


Наверное, эффект был впечатляющим... Такие подробности частной жизни поэта знает не каждый пушкинец. Чтобы найти их, пришлось перелистать сотни страниц воспоминаний современников и монографий, посвященных жизни и творчеству Гумилева.

Николай Гумилев в Царском Селе

А вот здание Дома культуры на Набережной улице должно быть знакомо всем жителям нашего города. Одна его часть — это здание бывшей городской ратуши, построенное архитектором И. А. Монигетти в псевдовизантийском стиле в 1865 году. Другую часть, выходящую одним фасадом на Малую улицу, раньше занимала Императорская Николаевская классическая мужская гимназия (ее также построил Монигетти в 1870 году).

Именно здесь и учился (точнее — доучивался) с 1903 по 1906 годы Николай Гумилев. Нельзя сказать, что он был блестящим учеником: в его аттестате встречается много троек и всего несколько пятерок — в том числе по русской словесности. Однажды Николая Гумилева чуть было не отчислили, но этого не допустил И. Ф. Анненский, который на тот момент являлся директором гимназии. Анненский стал покровителем юного поэта-гимназиста, «крестным отцом» его творчества. Гумилев полностью доверял своему наставнику, впоследствии вспоминал о нем с глубоким уважением и посвящал ему стихи:


К таким нежданным и певучим бредням
Зовя с собой умы людей,
Был Иннокентий Анненский последним
Из царскосельских лебедей.


Я помню дни: я, робкий, торопливый,
Входил в высокий кабинет,
Где ждал меня спокойный и учтивый,
Слегка седеющий поэт.


До недавнего времени в стенах бывшей гимназии располагалась средняя школа № 650, которую в свое время мне довелось закончить. Тогда в школьных коридорах еще сохранялась теплая атмосфера, где начинающий поэт черпал свое вдохновение, где к нему нисходила Муза. Сейчас здание на капитальном ремонте, а сама школа переехала в Тярлево. Что будет на ее месте, трудно предугадать. Но приятно, что пару лет назад на стене здания установили мемориальную доску И. Ф. Анненскому.

На стене церковного корпуса гимназии красуется беломраморная мемориальная доска в память о том, что здесь учился Николай Гумилев. Раньше рядом была установлена еще одна доска, на которой, помимо Гумилева, перечислялись и другие выдающиеся литераторы-царскоселы. Ее можно было заметить не сразу — мраморная плита пряталась в зелени кустов. К сожалению, сейчас этой доски нет, и в ее возвращение верится с трудом.

Николай Гумилев в Царском Селе

Пару лет назад я проходила мимо здания Дома культуры и заметила поставленный над куполом давно заброшенной церкви православный крест. Очень хочется надеяться на то, что это возрождение давних традиций.

В 1906 году Гумилев покидает Царское Село, но не навсегда — до 1911 года. Поэт учится во Франции, путешествует по Африке, живет в Крыму. В Царское он вернулся только после женитьбы на Анне Андреевне Ахматовой. Тогда Ахматова на свои средства приобрела небольшой деревянный дом на Малой улице (№ 63). К слову сказать, он находился как раз напротив Николаевской гимназии. Только к тому времени порядки учебного заведения изменились — Анненского отстранили от должности еще в 1905 году, и спустя четыре года его не стало.

В доме Ахматовых-Гумилевых была уютная просторная гостиная, кабинет, малая гостиная (будуар), спальня, кухня и веранда. Вместе с молодой семьей жила и мать Гумилева. Дом окружал живописный сад. Словом, это было идеальное место для творчества двух ярких, самобытных поэтов.

Однако тихое царскосельское счастье длилось недолго — лишь до начала Первой мировой войны. В 1914 году Гумилев уехал на фронт, и Анна Ахматова со свекровью Анной Ивановной остались вдвоем жить в домике на Малой улице. В 1916 году дом решили продать, так как не хватало средств на его содержание. К сожалению, этого здания уже нет, как и большинства деревянных построек дореволюционного Царского Села, но его подробный план сохранился в архиве семьи Лукницких, близких друзей Гумилева. Сейчас на месте дома и сада находится застроенный участок № 57, более известный пушкинцам как Первая городская аптека.

В дальнейшие годы вплоть до своей трагической гибели Гумилев бывал в Царском Селе лишь краткими наездами и никогда не останавливался здесь надолго.

Конечно, пребывание Гумилева в нашем городе не ограничивается приведенными выше адресами. По дороге из гимназии он с волнением в душе шел на Леонтьвскую улицу, где до сих пор находится здание Мариинской женской гимназии (ныне — Царскосельская гимназия искусств имени А. А. Ахматовой). Там училась будущая поэтесса Анна Горенко (Ахматова), в которую Гумилев был отчаянно влюблен. Юный Николай вместе с другими гимназистами прятался за арками Гостиного двора, где они ждали своих тайных возлюбленных после окончания занятий. Даже великим людям не чуждо ничто человеческое.

Анна и Николай вечерами гуляли по Екатерининскому парку. Часто они встречались у Северных ворот плаца напротив Лицея. Молодые люди даже забирались на Башню-руину, где пылкий и рыцарственный Гумилев грозился Анне броситься с высоты, если та не согласится выйти за него замуж...

Сейчас мы гуляем по улицам города и паркам, даже не задумываясь о том, что этим же маршрутом мог когда-то проходить знаменитый поэт или писатель. А ведь в каждом уголке Царского Села слышатся звоны лир, «повешенных на ветки». Это можно прочувствовать, если летним теплым вечером взять в руки томик стихов любимого поэта, отправиться в парк, сесть на ажурную скамейку и читать стихи. Однажды так было и со мной: я читала Гумилева, и в тишине парковых аллей промелькнул смутный силуэт идущих вместе юноши и девушки. Совсем как в строках великого поэта:


Вот идут по аллее, так странно нежны,
Гимназист с гимназисткой, как Дафнис и Хлоя.


Ольга Усачева, www.gorod-pushkin.info