Месяц боев на Лужском рубеже – ни шагу назад

Эммануил Юрьевич Гальперин

В социальном доме на Огородной улице в Пушкине в настоящее время проживают 17 ветеранов Великой Отечественной войны. Один из них — кандидат исторических наук Эммануил Юрьевич Гальперин — рассказал корреспонденту «Город Пушкин.ИНФО» о начале войны и первых боях, в которых он принимал участие.

«В 1941 году 22 июня, после объявления войны, не дожидаясь повестки, услышал, что формируется народное ополчение. Правда, мало представлял себе, что это такое. Знакомые подсказали, что нужно ехать в Технологический институт. Там ведется запись в третью Фрунзенскую дивизию. Придя туда, я встретил всех своих школьных друзей. Очереди были огромные. Я записался добровольцем в артиллерию. Мне было 18 лет. Так началась моя война.

4 июля пришла повестка о явке в казарму на Чернышев переулок, в помещение Холодильного института (ныне ул. Ломоносова — прим. ред.). Сейчас там мемориальная доска: «Здесь формировался Первый Стрелковый полк 3 дивизии народного ополчения Ленинграда. Воевал на Лужском рубеже».

С первого дня начались занятия: строевая, огневая подготовки. Так продолжалось до 12 июля, когда был построен весь полк на ипподроме. Вся площадь была занята ополченцами. Мы приняли присягу. На следующий день, пешим строем двинулись по улицам Ленинграда в направлении Красного Села. В Красном Селе продолжалась военная подготовка, через несколько дней нас погрузили в эшелон и повезли к станции «Верест» на Лужской колее. Там мы и высадились. Места были очень болотистые. Нам приказали рубить кустарник и стелить дорогу, чтобы выйти на Лужский рубеж. Работали быстро, активно. Наконец путь к нашему рубежу был готов. Протяженность рубежа для полка колоссальная — 30 километров.

Этому предшествовало заседание в Смольном. Туда по боевой тревоге были вызваны командиры всех частей 3 Фрунзенской дивизии народного ополчения (1-й Фрунзенский полк, 2-й Приморский полк, 3-й Выборгский полк). Фронтом тогда командовал Ворошилов. Висела огромная карта. Он взял указку и говорит: «Теперь и это направление (северное направление в сторону Финляндии — прим. ред.) для нас тоже главное. Поэтому у нас нет другого выхода — мы разрываем дивизию на две части. Один полк идет на Лужское направление, другой полк — под Олонец».

Вместе с ленинградцами мы укрепляли Лужский рубеж как могли. Рыли окопы, возводили надолбы.

Лужский рубеж сыграл выдающуюся роль в Отечественной войне, он воспрепятствовал мгновенному прорыву немцев к Ленинграду. Их задача была в первую очередь захватить Ленинград, тем самым отрезать север и попутно нанести обводящий удар на Москву. Поэтому плану Барбаросса уделялось такое внимание, все силы были кинуты сюда. Танковые войска захватили Псков и уже двигались близко к Луге, но здесь с петровских времен находился полигон, где каждый метр был пристрелен. Когда они втянулись в эту зону, мы открыли огонь из всех орудий. Именно здесь немцы были по началу остановлены. Но немецкое командование приняло молниеносное решение, что если им не пройти с правого берега, то они пройдут левым берегом, через поселок Осьмино.

Немцы развернули мощное наступление с Ивановского села, двинулись в сторону Гатчины. Наш полк занял позицию рядом с деревней Муровейно. Провели разведку, вскоре захватили несколько пленных немцев. У нас отличилась одна девушка, которая захватила офицера.

Каждый день над нами летали самолеты, но стрелять нам не разрешали, чтобы не обнаруживать позиции. Однажды, не сговариваясь, по одному самолету открыли залповый огонь. Самолет был сбит, пилотом оказался знаменитый летчик. Территорию и мост в районе Сапска удерживали курсанты Кировского училища. Каждый курсант сражался за 3-4 человек. Когда на мост вступили танки и большие группы немцев, саперы подорвали мост.

Бывшая Вторая дивизия народного ополчения всю войну провоевала и освобождала Пушкин и Павловск. За освобождение этих городов она получила название Павловская и стала Краснознаменной. В рядах добровольцев было немало студентов и профессоров (декан Н. В. Иголкин, декан И. П. Петренко, полковник П. С. Петренко, доцент Н. В. Волхонский) университета, многие были ранены. С приездом Жукова, когда в Ленинграде сложилось критическое положение, Главнокомандующий принял решение, чтобы ополченцы встали в общий ряд с Красной Армии. Это был сентябрь.

Профессора и студенты инженерного факультета СПБГАУ также принимали участие в обороне Лужского рубежа в районе станции Ботецкой. Там погибло около 100 студентов. Тяжело ранены были профессора М. С. Горбунов, Н. Г. Берин и доцент Н. В. Козлов.

Немцы развернули мощное наступление с Ивановского села, двинулись в сторону Гатчины. Наш полк занял позицию рядом с деревней Муровейно. Провели разведку, вскоре захватили несколько пленных немцев. У нас отличилась одна девушка, которая захватила офицера.

О силе сопротивления свидетельствуют такие данные: в сутки в начале июля немцы проходили 26 км, под конец июля 5 км, в августе это уже было чуть больше 2 км, в сентябре — несколько сот метров.

Приведу пример лейтенанта Николая Оплеснина, он награжден званием Героя Советского Союза. Когда мы выходили из окружения, он три раза переплывал Волхов, уже осенью — для того чтобы найти брод.

Наши понесли большие потери, из 3500 людей на место сбора пришло всего лишь 400 человек.

Мы шли с патриотическими мыслями, были готовы умереть. Хотя, в начале мы и были слабо обучены, но боевой дух был очень сильный.

Я думаю, что патриотизм в крови русского народа. И сегодня найдется много молодых людей, готовых защищать родину. Но то, что сделали в 1941-м... Как говорил Жуков, без 1941-го не было бы 1945-го. Представьте, мы держали их целый месяц. Никогда немцы столько не стояли на одном месте! Мы встали насмерть. И верили в Сталина, Советский Союз и победу нашего народа«.

Во время боев Эммануил Юрьевич был тяжело контужен. После лечения окончил пулеметно-минометное училище, воевал командиром взвода на Калининском фронте. Участвовал в освобождении Румынии, Венгрии, Австрии, Чехословакии. Демобилизовался по инвалидности в 1945 году. Награжден боевыми наградами: орденом Великой Отечественной войны I степени, орденом Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены».

Общаясь с Эммануилом Юрьевичем, сложно поверить, что ему уже за 90. Он помнит все даты, имена, фамилии. Его речь не запинается, голос не дрожит. И только иногда он ненадолго задумывается — видимо, вспоминая страницы своей жизни...

Редакция портала «Город Пушкин.ИНФО» благодарит Эммануила Юрьевича за подробный рассказ. Желаем здоровья и долголетия!

Ксения Чуркина, www.gorod-pushkin.info