Галина Коротина: «Цвет рассказывает о человеке все»


Галина Коротина, Гала Коротина

Галина Коротина — пушкинская художница, дизайнер среды, мастер по батику, а также опытный педагог, автор инновационной методики обучения рисованию. В прошлом — преподаватель в детской художественной школе и директор выставочного центра. Сейчас Галина руководит студией дизайна «Неоэтника» и собственной арт-школой. Живет и работает в городе Пушкине. В творческой среде Галину чаще называют Галой — таким псевдонимом в свое время ее наградили друзья и ученики.

— Галина, расскажите, в чем заключается ваша авторская методика обучения живописи?

Я нашла самый короткий и простой путь, как можно научить человека рисовать. Академический путь — очень долгий, он начинается с изучения натуры. Я же считаю, что идти нужно не от натуры, а от своего «Я», от своего Творческого источника, своей индивидуальности. Мой курс направлен на то, чтобы «неталантливый» человек — неталантливый в традиционном понимании, так как сама я придерживаюсь мнения, что неталантливых людей не бывает — мог освоить основные приемы рисования и композиции. Человек может научиться рисовать любой предмет, любые пейзажи, натюрморты, портреты. Существуют «универсальные законы» рисования, и на самом деле их не так уж много. Мои ученики должны понять, как рисовать, должны научиться сами.

Эту методику я «обкатывала», еще когда работала в детской художественной школе. Эффект был потрясающий. У детей начался такой творческий всплеск, такие замечательные работы получались! Ребята готовы были рисовать часами, не уходили, никто не бросал занятия, как это часто бывает. Я считала своей задачей раскрыть индивидуальность каждого ребенка, не сломать, не «задавить» его. Поэтому все работы моих учеников индивидуальны, в них нет «руки» педагога.

— Взрослых учить труднее, чем детей?

— Для взрослого человека самая большая проблема не столько научиться рисовать, сколько преодолеть себя и свои комплексы. У многих людей в возрасте около 40 лет возникает необходимость перемен в жизни, появляется тяга к творчеству. И они приходят ко мне. Независимо от того, на какой курс записался человек, я всегда предлагаю начать с уроков арт-терапии — с релаксации, упражнений на «разрисовку» и знакомство через рисунок.
Мне не очень нравится слово «арт-терапия», оно отдает чем-то медицинским, но приходится его использовать, потому что людям оно знакомо и они сразу понимают, о чем речь.

Своим ученикам я предлагаю на время условно стать трехлетними детьми. Три года — это такой возраст, когда мы всемогущи. Мы не сомневаемся в своих силах, мы все можем и все умеем. Мы знаем, как рисовать слона, а как — маму и папу. Это уже взрослый говорит: «Я не могу, я не умею».

— Арт-терапия — это термин из области психологии. Значит ли это, что вы профессионально занимаетесь психологией?

— Я самостоятельно изучаю психологию с 16 лет, изучаю осознанно. Много общаюсь с психологами, ездила на семинары, читала книги. Но психологического образования у меня нет. Какое-то время назад очень хотела получить диплом, но потом передумала — все-таки в первую очередь я художник. Так что всем, кто приходит ко мне, объясняю: я не профессиональный психолог, но я вижу людей, цвет рассказывает о человеке все. А вообще художники очень близки к психологии.

— Может ли арт-терапия навредить человеку, если у него действительно серьезные проблемы?

— Нет, не может. Этот метод абсолютно безопасен. Что бы человек ни делал в арт-терапии, он работает только с собой. Сам человек всегда знает выход из проблемы, надо только его подтолкнуть. Арт-терапия помогает разобраться в себе. Понимание себя приходит через цвет. На первом же занятии человек демонстрирует нелюбовь к какому-то конкретному цвету и оказывает предпочтение двум-трем другим цветам. Сложно объяснить, почему так происходит, но разные люди рисуют свои проблемы одинаково. У каждой проблемы есть свой символ, и на интуитивном уровне мы все можем читать эти символы.

— А бывают «плохие» цвета?

— У цвета не может быть какого-то одного значения — важна символика, контекст. Например, черный цвет с древних времен означает потусторонний мир, но в то же время это и земля, которая нас кормит. Красный — кровь и жизнь, но это еще и тревога, огонь. А огонь и согревает, и может обжечь. Поэтому смотреть значение цвета можно только в контексте.

— Вы рисуете на уроках вместе со своими учениками?

— Только с теми, кто уже заканчивает курс. На начальных этапах обучения я не рисую с ними, иначе они непроизвольно начнут меня копировать. И перед началом занятий я намеренно не показываю чужие работы в качестве образцов. В конце урока могу продемонстрировать, как выполняли это упражнение другие ученики.

— Что ждет выпускников после окончания курса?

— Люди, прошедшие курс, готовы к переменам, но еще не знают, как осуществить эти планы. Я всегда оказываю поддержку своим выпускникам. Они могут получить у нас в студии подработку и продолжать обучение, чтобы через какое-то время определиться, что им делать дальше. Многие впоследствии проводят свои мастер-классы по живописи, другие начинают зарабатывать батиком. Их выпускные работы очень впечатляют, иногда я даже сама завидую своим ученикам.

— Галина, вы художник, дизайнер интерьера, мастер по батику и педагог, но в то же время вам приходится быть еще и предпринимателем. Как все это сочетать?

— Тяжело. Я понимаю, что художнику, который хочет продолжать работать сам, создавать свою фирму и вести ее — это безумие. Вероятно, со временем мне придется сделать выбор: либо нанять управляющего и передать дела ему, либо руководить, но уже не браться за заказы самой. Сейчас начинаю готовить себе смену — передаю некоторые заказы девочкам-выпускницам.

— Какое направление лично для вас приоритетнее — батик, живопись, дизайн или преподавательская деятельность?

— Все это для меня — единое целое, главного направления нет. Я долго мучилась, пытаясь выделить что-то одно, но так и не смогла определиться. Главное — это, наверное, творческое начало в человеке.

По образованию я дизайнер среды, так что занимаюсь еще и ландшафтным дизайном, и дизайном интерьера. А батик для меня — это и графика, и живопись, и заработок, и общение с людьми, и работа с материалом... Работать кистью по мягкой ткани приятнее, чем по холсту. К тому же живопись не требует такой четкости. Чтобы заниматься батиком, нужно находиться в состоянии сосредоточенности и релаксации одновременно, необходимо откинуть все проблемы, не думать ни о чем.

— Когда у вас все-таки случается свободное время, как вы стараетесь его проводить?

— В свободное время меня обычно тянет на природу. Очень люблю плавать, танцевать, стараюсь как можно больше ходить пешком. Увлекаюсь здоровым образом жизни: натуральная пища, ранний подъем... Ранний — это в 4.30. Для многих звучит жутковато, но я уже привыкла так вставать. И ложусь тоже рано.

Есть и еще одно увлечение — это моя дача. Я построила там небольшой домик, в прошлом сезоне вычистила участок, сделала проект участка и буду воплощать свои дизайн-мечты. Скорее всего, получится русская сказка.

— Галина, традиционный вопрос напоследок. Ваши планы на будущее?

— Мы планируем открыть школу в Шушарах, но пока неизвестно, когда и где это будет. Возможно, в будущем при студии появится швейное ателье, где мы будем воплощать наши фантазии на тему одежды и аксессуаров.

А еще есть у меня мечта собирать творческих людей, организовать в Пушкине что-то наподобие клуба. Там будет стоять мольберт с красками, можно будет просто прийти, порисовать, поговорить, выпить чашечку чая... У нас очень много интересных людей, и есть уже место для встреч. Большая студия, расположенная в студенческом городке СПбГАУ, вместит всех желающих!

Беседу вела Мария Карпеева

Март 2011 года