Два чуда в жизни Кравченко Раисы Сергеевны

Два чуда в жизни Кравченко Раисы Сергеевны

Дорогие друзья! Представляем вашему вниманию статью, написанную талантливым пушкинским школьником, учеником 9 класса школы № 297 Арнольдом Маркаряном.

Много всего за свою долгую жизнь повидали и пережили мои бабушка и дедушка Раиса Сергеевна и Аркадий Федорович Кравченко. Они веселые, жизнерадостные люди, любят пошутить, повеселиться. Мы часто собираемся всей большой семьей у них дома и отмечаем праздники и семейные даты. Но особенно ярко запоминается главный праздник — День Победы, 9 мая. В этот день как-то по-особенному мы ждем рассказов бабушки и дедушки об их тяжелом военном детстве. На долю этого поколения выпали самые трудные годы блокады, поэтому они без слез не могут вспоминать те времена, но все же охотно рассказывают о них. Я всегда с интересом слушаю эти рассказы и стараюсь как можно больше запомнить о том времени.

Два чуда в жизни Кравченко Раисы Сергеевны

По их воспоминаниям, война в город пришла уже в сентябре. Все работы по рытью противотанковых траншей достались женщинам и подросткам, а мужчины и молодежь записывались в военкоматах на фронт в ополчение. Школьники старших классов обучались военному делу, их учили тушить «зажигалки» на крышах. В городе тогда было много деревянных построек, а все деревянные дома, горели, как спички, поэтому эти «зажигалки», которые немец бросал, молодежь тушила. Их этому обучали. Выдавали длинные щипцы, а на чердаках стояли бочки с песком. Надо было быстро эту «зажигалку» щипцами схватить и опустить в бочку. Для этого какая смелость нужна, а вдруг снаряд вот сейчас разорвет на части!

Как говорит бабушка, Гитлер думал, что будет в Москве уже к новому году, но, к счастью, ничего у него не получилось. Люди как могли и себя спасали, и город. Скульптуры снимали с пьедесталов и закапывали в землю, а те, что не спрятать, укрывали деревянными коробами. Золоченые купола соборов и Адмиралтейства пришлось закрасить. Они для немцев были ориентирами. Фашисты все знали: у них карты были намного лучшее, чем у нас, и техника, и все...

Когда город стали бомбить, звучала сирена оповещения. Женщины хватали детей и бежали в убежище. Как вспоминает бабушка, «сидим там по пять, шесть часов, в помещении душно и тесно. Дети поменьше капризничают, и пить, и кушать хотят». Водопровод уже не работал. Воду из Невы брали, кому близко было ходить. Когда тревогу отменяли, все бежали к своим домам посмотреть, не разбомбили ли. Когда немцы осенью захватили пригороды, свет еще был и трамваи ходили. Но это самое начало.

Два чуда в жизни Кравченко Раисы Сергеевны

А потом началась зима, очень рано в тот год. В декабре уже морозы стояли. Почти сразу ввели карточки на хлеб и другие продукты, но другие продукты быстро исчезли, а чтобы хлебушек получить, ее маме, моей прабабушке Елизавете Павловне Александровой приходилось часами стоять в очереди. Хлеб уже пекли с опилками наполовину, все знали об этом.

Как рассказывает бабушка, однажды дома пропал кусочек хлеба. Все стали думать друг на друга. Через некоторое время кто-то стол отодвинул, не помню, по какой причине, а там этот кусочек. Сколько радости тогда было, найти такой клад!

Прабабушка летом собиралась на дачу с детьми ехать и запаслась тогда мукой, песком, макаронами, крупы немножко было. Так это еще хоть как-то им помогло. У папы, как вспоминает бабушка, был настоящий клейстер в плитках и в кубиках, вот прям как шоколад. Они из него студень варили. Так мама бабушкина ругалась на всех: «Не давай маленькой, у нее же там кишочки все склеятся!» Но бабушка моя смеется: «Ну, вот видишь, у меня ничего не склеилось, до 76 лет дожила». Потом обои стали рвать и вымачивать в теплой воде, потому что на них мука была. Это суп такой у них был. А хлебная карточка ее в садик уходила. «Уж какой нас там баландой кормили: или супом каким-то из дрожжей. Очень плохо было. Помню, что все время есть хотелось». Соседки поговаривали, что люди некоторые людоедством даже занимались. А на Невском случай был такой, придя с работы, мама ей рассказывала. Вел солдат лошадь на сдачу, но на ней не ехал, а так, за узду держал, она от холода падала, идти не могла уже. В какой-то момент налетели на лошадь люди, и прямо на месте разорвали ее на части. Солдат стоит, плачет рядом и говорит: «Что же вы делаете? Мне же сдать ее нужно!»

Но и героизм был, конечно. Не то, что сейчас, а настоящий! Но лучше пусть не будет, а все будет хорошо и спокойно. В своих рассказах бабушка вспоминает соседскую девочку, у которой бабушка и мама уже двигаться не могли, поэтому она ходила за хлебом. Но однажды к ней подбежал подросток и отобрал карточку. Месяц без хлеба! Как выжить? Это уже не выжить... Другими словами, не дай Бог повторения такого никому!

Два чуда в жизни Кравченко Раисы Сергеевны

К марту 1943 года, как вспоминает бабушка, умер ее дедушка и многие родственники. Ее мама решила: «Надо спасать ребенка, иначе не выживет, уже стала плохо ходить!» она, приходя из садика, тоже начинала: «Давай уедем! Говорят, как за Ладогу переедем, там огурцы соленые дают». (Почему ей тогда так соленых огурцов хотелось, не знает). Надела ее мама на себя осеннее пальто, батистовый костюм, зимнее пальто, потому что с собой можно было взять только 16 килограммов, и отправились в эвакуацию.

Переправив через Ладогу, их посадили в товарные вагоны. Куда везли? Людям было уже все равно. Только бы покормили. Привезли их на станцию Кавказскую, это на Кубани. А там «немец» прорвался. Наши части отступили, а они в вагонах так и остались. Выгнали немцы из вагонов людей и согнали в церковь. «Я когда шла, держась за мамину руку, видела, что солдаты убитые наши лежали в обломках. Вот эта картина всегда перед глазами». Все, что было у них, забрали, сказали, что всех расстреляют. Но среди фашистов оказался бывший белогвардейский офицер, он у немцев помилование для них выпросил, так как среди пленных были его дальние родственники. Всех отпустили, объявив, что это величайшее помилование пришло из Германии.

Приняла их местная семья, мама за это золотое колечко свое отдала. «Немец» недолго пробыл в тех краях, около трех месяцев всего. Ее мама устроилась на работу, как вспоминает бабушка, там они научились есть кукурузу, из этой кукурузной крупы варили мамалыгу, летом на бахчу ходили, помидоры и арбузы рвали.

А потом пришел конец войне. И засобирались они обратно: из целого эшелона, который туда пришел, только два вагона в обратный путь набрали!

Вспоминая это, бабушка часто повторяет: «Вот тебе и не верь! Таких два чуда! Видно ангел-хранитель нас вел, чтобы все это я помнила и вам рассказала».

Арнольд Маркарян, ученик 9 класса ГБОУ школы № 297
Пушкинского района Санкт-Петербурга