Дивизион «Плохой погоды»

О газете       Архив номеров




Дивизион «Плохой погоды»

15-летним подростком в конце марта 1942 года был эвакуирован из блокадного Ленинграда Виталий Голосов. В середине августа этого же года он ушел добровольцем на фронт, был ранен, лечился. В 1944-м был призван на службу в погранвойска.

В богатой биографии Виталия Ильича была учеба в Ярославском военно-пехотном училище, в Топографическом техникуме в Ленинграде. С 1953 года он — курсант военно-морского факультета при ЛИСИ, который заканчивает в 1958 году с дипломом военного инженера-строителя и получает направление на флот. В 1959-м увольняется со службы по болезни, сохранив любовь к морю, которое влекло его с юных лет. Он плавал на яхтах, был старшим матросом на учебно-парусной баркентине «Кропоткин», рисовал море, став членом Союза художников (Виталий Ильич закончил, кроме всего прочего, художественно-графический факультет Пединститута им. Герцена). В конце 2011 года вышла в свет его книга, посвященная боевым действиям подводных сил Краснознаменного Балтийского флота во время Великой Отечественной войны.

И вот новая работа. В. И. Голосов собирает материалы о сторожевых кораблях Российского флота. Отрывок из нее мы предлагаем сегодня нашим читателям.

Перед войной на праздники 1 мая и 7 ноября на Неву приходили корабли и швартовались на бочки. Перед мостом Лейтенанта Шмидта — крейсеры «Киров» и «Аврора», за мостом — эсминцы, на Невском рейде перед Петропавловской крепостью — небольшие изящные кораблики, сторожевые корабли, а за Литейным мостом — подводные лодки. На Невском рейде средним кораблем была «Буря». Названия других сторожевых кораблей автора статьи не интересовали, ибо командиром «Бури» был его дядя старший лейтенант Георгий Никифорович Моторов, который командовал «Бурей» в
1936–1938 гг.

«Небольшой стройный кораблик с плавными обводами корпуса, с чуть скошенными назад мачтами, стремительность, скорость, порыв вперед — вот что воплотили создатели корабля в его конструкции. Казалось, что он сейчас, того и гляди, сорвется со стальных швартовых и ринется к выходу из бухты, в ту сторону, куда направлен был его форштевень». Такое впечатление произвел сторожевой корабль на молодого матроса Владимира Успенского, который был назначен на него радистом после окончания учебного отряда Тихоокеанского флота в 1945 году. (Эта цитата приведена из книги воспоминаний В. Д. Успенского.)

Сторожевые корабли, первенцы надводного военного кораблестроения проектов 2,4
и 39, строились с 1927 по 1936 г. Всего было построено 18 единиц для всех флотов Союза. Строились они в Ленинграде на «Северной верфи» (завод им. Жданова) и в Николаеве (завод им. Марти). Корабли «Буран», «Вьюга» и «Гром» были построены
в Ленинграде, а «Зарница», «Метель», «Молния» и «Ураган» — в Николаеве. Затем они были разобраны, отправлены по железной дороге во Владивосток, где на Дальзаводе были вновь собраны и вступили в строй на Тихоокеанском флоте. На Краснознаменном Балтийском флоте служили сторожевики: «Буря», «Вихрь», «Пурга», «Снег», «Тайфун», «Туча» и «Циклон», на Северном — «Гроза», «Смерч» и «Ураган». (Кому-то из высоких флотских начальников пришла на ум мысль давать этим корабликам такие названия. Флотские же шутники прозвали эти корабли дивизионом «Плохой погоды»). Сторожевики, служившие на Балтике, по приказу советского правительства были переведены затем по Беломорско-Балтийскому каналу на Север.

Сторожевые корабли имели водоизмещение 600 тонн, довольнотаки мощную паросиловую машину, позволяющую развивать скорость хода до 22 узлов. На ходовых испытаниях первенец СКР «Ураган» развил скорость хода до 25,6 узла. Корабли имели довольно мощную артиллерию — два 102 мм орудия и два 37 мм зенитных автомата, один трехтрубный 450 мм торпедный аппарат, 2 бомбосбрасывателя для глубинных бомб и 20 мин заграждения, команду из 114 человек.

Эти корабли предназначались для «охоты» за подводными лодками, охраны конвоев, постановки минных заграждений, артиллерийской поддержки наших сухопутных войск, обстрела позиций противника, охранения эскадры в походе и на стоянках, несения дозорной службы и действия в мелководных и шхерных районах Балтики. На этих кораблях моряки получали хорошую морскую выучку и закалку. Так, например, будущий командующий Военноморским флотом, адмирал флота Герой Советского Союза Сергей Георгиевич Горшков командовал СКР «Буран» на Тихоокеанском флоте в 1930 г. Вице-адмирал Петр Васильевич Уваров начинал службу на Тихоокеанском флоте командиром БЧ-2-3 на сторожевике «Гром» в 1934–1936 гг., затем во время войны командовал на Черном море СКР «Шквал». Контр-адмирал Константин Илларионович Деревянко начинал службу на СКР «Шторм» командиром БЧ-2-3, а затем в 1937 г. был командиром сторожевика «Шквал».

В своей книге «На трудных дорогах войны» К. И. Деревянко вспоминает, как ему, командиру «Шквала», пришлось переживать за судьбу корабля и экипажа, когда в одном из походов в декабре 1937 г. «Шквал» шел концевым за тремя эсминцами под командой командира бригады эсминцев Москаленко. Тепло, штиль. Радист приносит Деревянко радиограмму о штормовом предупреждении. Ожидается шторм 10 баллов. Прогноз неблагоприятный даже для эсминцев, не говоря уже о сторожевике. До Севастополя — 200 миль. Комбриг эсминцев Москаленко поднял сигнал: «Ход 24 узла». Необходимо проскочить середину моря. Сперва поднялся легкий ветерок, через час налетел шквал. Первый удар волны в правый борт. Ночь. Замерили вертушкой силу ветра — 18 м/сек., нордост. Это шторм 8 баллов. Ветер усиливался. И... понеслось. Вот он уже 24 м/сек. Шторм 10 баллов. Жестокий шторм. Отказал руль. Спасение только в том, чтобы держать корабль навстречу волнам, подрабатывая машинами, пока добровольцы исправляли поломку руля. Комбриг все время беспокоится о «Шквале». Но благодаря умелым и решительным действиям командира корабля и экипажа «Шквал» достойно вышел из этих испытаний, благополучно прибыл в Севастополь, перенеся шторм, достигший 11 баллов.

Очень точно подметил тяготы службы на сторожевиках в своей книге «Накануне» бывший нарком ВМФ СССР Н. Г. Кузнецов: «Труднее всего приходилось тем, кто служил на «Шквалах» и «Штормах». Деревянко же приводит высказывание Ф. Энгельса, большого знатока военного дела: «Как нельзя более очевидна необходимость авторитета — и при том авторитета самого высокого — на судне в открытом море. Там в момент опасности жизнь всех зависит от немедленного и беспрекословного подчинения всех воле одного».

Наши земляки Борис Александрович Лапшин и Илья Георгиевич Лемешев имели честь служить на кораблях дивизиона «Плохой погоды». Борис Лапшин, курсант ВВМИУ им. Дзержинского, во время практики на сторожевике «Шквал» в 1942 г. во время боя с фашистскими стервятниками близ Новороссийска в сложных условиях исправил повреждения в опреснительной установке машины. За свой подвиг он был награжден орденом Красной Звезды. Впоследствии вице-адмирал Б. А. Лапшин командовал Высшим военно-морским инженерным училищем им. Ленина в г. Пушкине. Илья Лемешев командовал сторожевиком «Молния» в 1944–1950 гг. на Тихом океане, он — участник войны.

Во время Великой Отечественной войны сторожевые корабли дивизиона «Плохой погоды» выполняли различные боевые задания: обеспечивали проводку конвоев, артиллерийскую поддержку наших сухопутных войск и морской пехоты, обеспечивали высадку десантов, обстрел позиций противника, постановку минных заграждений, траление минных полей и сопровождение подводных лодок до места самостоятельного действия в Финском заливе близ острова Гогланд. Не обходилось и без жертв. СКР «Снег», «Циклон» и «Буря» с тремя эсминцами входили в арьергард при переходе флота 28 августа 1941 г. из Таллина в Кронштадт. Три эсминца, СКР «Снег» и «Циклон» подорвались на минах у мыса Юминда. 22 сентября 1941 г. сторожевик «Вихрь» погиб при бомбежке Кронштадта. 24 августа 1942 г. СКР «Буря» подорвался на минах в Нарвском заливе при тралении. Сторожевик «Пурга», флагман Ладожской военной флотилии, погиб 1 сентября 1942 г. от бомб фашистов на Ладоге. 8 декабря 1942 г. на Севере в гавани пос. Роста при бомбежке погиб сторожевик «Смерч». Эти героические корабли внесли неоценимый вклад в дело разгрома немецко-фашистских захватчиков. Вечная слава морякам экипажей отважных сторожевых кораблей!

Виталий ГОЛОСОВ, майор в отставке,
участник Великой Отечественной войны