Межшкольный информационный дайджест ко Дню снятия блокады

Межшкольный информационный дайджест ко Дню снятия блокады

Уважаемые читатели информационного портала «Город Пушкин.ИНФО»! Представляем вашему вниманию материалы выпуска Межшкольного информационного дайджеста. Тема его — «Блокада. 900 дней, 900 ночей...» и посвящен он 71-ой годовщине полного снятия блокады Ленинграда.

Тема не простая, и объявляя ее, мы очень хотели, чтобы юные корреспонденты еще раз перелистали очень важную для нашей страны и нашего города страницу истории. Вспомнили, а, возможно, что-то открыли для себя.

Но мы даже и представить себе не могли, что придет такое количество заявок и материалов. Участие в проекте приняли юные корреспонденты из школ №№ 297, 335, 407, 460, 511, 530, 604, лицея № 408, а также — из Пушкинской студии журналистики. Ребята прислали воспоминания ветеранов, свои размышления, отчеты о поездках в музеи, даже стихи о блокаде, которые написали сами.

Часть материалов опубликованы на страницах «Царскосельской газеты». А еще четыре материала мы публикуем на портале «Город Пушкин.Инфо». Статью про Балтийский флот и историю про блокадного кота прислали в «Межшкольный информационный дайджест» ребята из редакции газеты «Вертушка» школы № 124 Выборгского района Санкт-Петербурга. Уже два года они являются друзьями Межшкольного информационного агентства и принимают участие практически во всех проектах, организованных МИА. Корреспонденты еще только начинают свою «журналистскую карьеру», но мимо темы «блокада Ленинграда» пройти не смогли.

Виктория Горева, методист ЦТТИТ, руководитель Межшкольного информационного агентства

А этого мы не знали...

Война — страшное время для всего населения. Никогда не знаешь, кого она коснется и чьи жизни унесет. Вот, например, вы задумывались, почему ветераны не любят говорить о войне? Считаете, что все дело только в тяжелых воспоминаниях? Не только. В те времена их заставляли молчать об увиденном, услышанном. И, к сожалению, это молчание у некоторых их них длится до сих пор. Это страх. Страх, который, возможно, не сможет уйти из их сердец до конца дней. Ни одно слово, действие или движение не сможет изменить ошибки тех времен.

Мы знаем о блокаде, в основном, из учебников истории, фильмов и книг. Немного — из рассказов ветеранов. Оказывается, в странице истории под названием «блокада» есть очень интересные факты.

Факт первый. Мало кто знает, но в блокаде Ленинграда, помимо немецких и финских подразделений, участвовали также испанские и итальянские. Испания, не принимавшая официального участия в войне с СССР, послала на Восточный фронт так называемую «Голубую дивизию», состоящую из добровольцев. О боевых качествах «Голубой дивизии» есть различные мнения — одни исследователи отмечают стойкость ее бойцов, другие — отсутствие какой бы то ни было дисциплины и массовые случаи перехода солдат на советскую сторону. Что касается Италии, то она предоставила свои торпедные катера для проведения операций против советских войск на Ладожском озере. Однако действия итальянских моряков на Ладоге успеха не имели.

Факт второй. В современном Петербурге существует памятник еще одним героям блокадного Ленинграда — кошкам. В первую блокадную зиму горожане съели практически всех домашних животных, в том числе кошек. Это вызвало небывалый рост популяции крыс, которым голод оказался не страшен. Грызуны представляли серьезную угрозу и без того скудным запасам продовольствия в городе и переносили опасные инфекционные заболевания. После прорыва блокады в январе 1943 года власти провели спецоперацию: в Ярославской области было собрано четыре вагона дымчатых кошек, которых перебросили в осажденный город. Вновь прибывшие начали беспощадную войну с крысами, отогнав их от продовольственных складов. В 1945 году проблему крысиного разгула в Ленинграде окончательно решила «сибирская дивизия» — около 5000 котов и кошек, прибывших из Омска, Тюмени, Иркутска и других городов.

Факт третий. За годы Великой Отечественной войны Исаакиевский собор ни разу не был подвергнут прямому артобстрелу — только однажды снаряд попал в западный угол собора. По предположениям военных, причина была в том, что немцы использовали самый высокий купол города как ориентир для пристрелки. Неизвестно, руководствовалось ли именно этим власть города, когда решила спрятать в подвале собора ценности из других музеев, которые не успели вывезти до начала блокады. Но в результате и здание, и ценности благополучно сохранились.

Факт четвертый. 27 января 1944 г. молодой матрос-балтиец Павел Поляк запомнил на всю свою жизнь. Около 11 часов дня начался хоккейный матч на первенство Ленинграда по хоккею. А в полдень воздух сотряс мощный залп артиллерийских орудий. Блокада и хоккей, — так начался знаменитый прорыв.

Оказывается, еще в апреле 1942 года командованию стало известно, что немцами выпущена иллюстрированная газета «Ленинград — город мертвых». В ответ на это уже 6 мая 1942 года был проведен футбольный матч между командами «Динамо» и сборной гарнизона Ленинграда, который закончился победой динамовцев со счетом 7:3.

А о таком факте вам известно? В осажденном городе было издано около 1200 открыток общим тиражом около 30 миллионов экземпляров. Эти открытки, приходя на фронт, в другие российские города, словно говорили — Ленинград жив!

Из всего этого можно сделать вывод, что как бы ни было тяжело людям во время блокады, они всегда находили в этом что-то хорошее. На их долю выпали тяжелые годы, но они не сдались и смогли это выдержать, несмотря ни на что. Именно такими людьми надо восхищаться и уважать.

Елизавета Ионова, 10 класс, школа № 407 («Объектив»)

Пока память жива

900 блокадных дней. Для нас это просто цифра. Нам, людям, живущим в спокойное и мирное время, невозможно представить, сколько страданий перенесли жители Ленинграда в те ужасные годы, когда город был в мертвом кольце. Очевидцы тех дней — люди, которым мы обязаны своей жизнью. Мы должны передавать их историю из поколения в поколение...

Второй год мы небольшой группой ребят вместе с волонтерами выезжаем в Павловский дом ветеранов, слушаем истории, дарим подарки, собранные жителями нашего города. Мы имеем бесценную возможность общаться с этими людьми и узнавать историю из первых уст.

Межшкольный информационный дайджест ко Дню снятия блокады

Из воспоминаний Валентины Федоровны Кумаковой, жительницы блокадного Ленинграда:

«Когда началась война, мне было 8 лет, брату моему 12, маме было 30 лет. В Бароновский дом на Измайловском проспекте попала бомба, дом весь обвалился. А у нас там было все, вся одежда. Вещей никаких не осталось, мы с мамой остались в том, что на нас было. Кое-что люди нам потом собрали, и мама свою одежду перешила мне, а сама ходила почти голая. К дому было не подойти, — все завалено плитами, из-под которых торчали ноги, руки, тела... Мы никого из своих родных не видели и не знали, живы они или нет. Мама уже в больнице нашла их в списках: бабушку не довезли — она умерла, сестер завалило плитами и сломало всем ноги, они остались живы, но стали инвалидами...»

Каждый день, как по расписанию, Ленинград подвергался налетам врага. Но не так были страшны взрывы, не так был страшен обстрел. Главными причинами, от которых город страдал, были голод и холод.

«Братишке надо было кушать, ведь он был практически взрослым мужчиной, а кушать было нечего. Он все время просил есть, плакал. В доме не было дров, холодно было. Воды тоже не было, а если была, за ней приходилось ходить в подвал. Мы были совсем худые. Брат обнимал чуть теплую печку, ходил вокруг нее и плакал, просил хлеба. Мама уговаривала его подождать до утра. Нам постелили у печки, мы легли спать. Ночью я проснулась оттого, что сильно замерзла, стала плакать. Мама встала, спросила, как Витя? А Витя был совсем-совсем холодный, он умер, описался ночью и заледенел...»

Людям приходилось существовать в условиях тотального голода. 125 граммов блокадного хлеба стало для них суточной нормой. Особо важным документом являлась хлебная карточка. Ее потеря была равносильна смерти. Хлебные карточки воровали. За кусок хлеба могли убить. Приходилось скрывать гибель родственников ради того, чтобы еще какое-то время пользоваться их карточками. Каждый пытался найти хоть какой-то выход из этого положения. И некоторые находили... Каннибализм. Еще одно слово, с которым столкнулись мирные жители Ленинграда. Детей предупреждали не доверять никому, не ходить по неизвестным закоулкам, слушаться только родных.

Межшкольный информационный дайджест ко Дню снятия блокады

«Мама уходила на работу, я оставалась одна. Мама разложит мне вокруг игрушки, а по ним крысы бегают, и я кричу, плачу. Все время ждала маму, а ее все нет и нет. Два или три дня я не знала, что мне делать. Дверь закрывалась на замочек снаружи. Мама его закрывала, а я оставалась внутри. И вдруг однажды открывается дверь, входит посторонний мужчина. Посмотрел, что ничего нет в квартире, взглянул на меня и спросил, почему я плачу. Сказал, что он водопроводчик, хотя на самом деле это был человек из тех людей, которые грабили квартиры или резали людей, чтобы потом продавать человеческое мясо, делали из него студень, котлеты. Я боялась, что и меня съедят... Не помню, сколько дней не было мамы, казалось, что вечность, думала, что мама бросила меня. Потом опять дверь открылась и пришли мужчина с женщиной. Так я оказалась в первом детском доме у Балтийского вокзала»

Люди ходили на Бадаевское пепелище в поисках еды. Ползая на коленях, они не теряли надежду, что смогут, отыщут потайное место, которое не подверглось испепелению. «Мы рылись в помойках и ели то, что найдем: гнилую картошку, лук. Мы ходили по скверам, рвали грязную траву и ели. Ходили на огороды за Митрофаньевское шоссе: резали кочерыжки от капусты, выкапывали ложками картошку и морковку из земли»

В дни блокады Ленинград принял иной облик. Город был необычайно пуст. Улицы подавляли своей тишиной. На разговоры сил просто не было, да и какой был в них толк. Люди ходили медленно и аккуратно, не позволяя себе упасть. Каждый знал, что упав, может никогда не подняться...

«А потом наконец-то пришла мама. Мама попросила самую маленькую комнату, чтобы было теплее, ведь топить нечем. Меня она больше не оставляла, всегда брала с собой на работу. Транспорт из-за бомбежек совсем не ходил, и нам приходилось добираться пешком. А идти далеко: мы выходили в 6 часов утра и приходили туда только к обеду, где-то к часу. В том районе обитала пожилая женщина, которую я называла бабушкой. У нее был огородик, и она кормила меня морковкой. И солдаты брали меня к себе в штаб, кормили. Для меня это такой праздник был! На столе банка консервов, чайник, чай! Я была счастлива, кусок съела и наелась, ведь до этого у нас была только трава, крапива и практически не было еды. После еды меня укладывали спать, а мама работала...

Межшкольный информационный дайджест ко Дню снятия блокады

Однажды мы шли на работу, и тут начали бомбить. Вдруг под машину упал огромный снаряд с острым носом. Тихо. Потом взрыв. Потом еще. Меня волной откинуло, и я попала в воронку. Меня засыпало землей: я кричать не могу, дышать не могу. Я сознание потеряла, и вдруг мама рядом очутилась, раскапывает меня. Все спрашивала меня что-то, а я молчу, речь потеряла. Когда она меня вытащила, и объявили отбой, мы вылезли, а я говорить не могу, лицо скованное. Так и осталась у меня контузия на лице — память войны...»

За годы блокады на фронте в боях были убиты 300 тысяч защитников города. Внутри кольца погибло от голода и холода около миллиона мирных жителей. Тех, кто пережил блокаду и дожил до наших дней, осталось меньше 200 тысяч человек. Их голоса будут звучать до тех пор, пока хоть кому-то важно их услышать и сохранить рассказанные ими истории.

«Сейчас мне 80 лет, и вот уже 2 года я живу в Доме Ветеранов города Павловска. Я всегда хотела сама книгу написать, много раз пробовала, но напишу листочек, расплачусь и отложу. А очень хочется, чтобы память была, чтобы дети прочитали и знали, что в войну было, а то как будто ее и не было вовсе...»

Алиса Здыбко, 10 класс, школа № 511

Балтийский флот...


Накрыло штормовой волной,

В плен захватило море.

Кто станет трус, а кто герой?

Одно для близких горе.

И. Мордовина


Балтийский флот — один из старейших военно-морских флотов нашей страны. Его история насчитывает более трех столетий. Было одержано немало славных побед над противником.

Но как флот помог отстоять город Ленинград во Второй мировой войне?

Межшкольный информационный дайджест ко Дню снятия блокады

Тяжелым испытанием для флота стала Великая Отечественная война, в годы которой балтийцы вели героическую борьбу с захватчиками на море, и в воздухе, принимали активное участие в обороне Либавы, Таллина, Моонзундских островов, Ханко и Ленинграда, спасая город от голода и обстрелов вражеской артиллерии. В годы Великой Отечественной войны Краснознаменным Балтийским флотом командовал вице-адмирал, а потом адмирал Владимир Филиппович Трибуц.

Немецко-фашистское командование, готовя захватническую войну против СССР, учитывало большое значение Ленинграда, как крупнейшего порта на Балтике. Немцы рассчитывали, что, разгромив советские войска в Прибалтике и захватив Ленинград, сумеют успешно повести наступление на Москву и быстро завершить войну.

Осенью 1941 года тысячи балтийских военных моряков влились в ряды защитников города. Они участвовали в боях на самых ответственных участках фронта. Пушки с кораблей вели обстрел вражеских войск, все силы флота принимали участие в Ленинградской битве 1941-1944 гг.

Многие корабли были удостоены звания героя, среди них: «Сметливый», «Стерегущий» «Ленинград», «Гордый» и другие, их названия сохранены в музее — Монументе героическим защитникам Ленинграда.

Межшкольный информационный дайджест ко Дню снятия блокады

Стойкость, мужество и героизм были обычным явлением в эти дни. Однажды, во время ожесточенной артиллерийской дуэли у борта лидера «Ленинград» разорвался снаряд. Осколками был тяжело ранен командир одного из орудий старшина 2-й статьи Василий Степанович Кузнецов. Истекая кровью, он лежал на палубе. В это время загорелся пороховой заряд. Кораблю грозила гибель. Напрягая последние силы, Кузнецов дотянулся до горящего заряда и пополз с ним к борту, чтобы сбросить заряд. Последними словами моряка были: «Спасите корабль». Имя старшины 2-й статьи В.С. Кузнецова приказом командующего флотом навечно занесено в список экипажа лидера «Ленинград».

Героическими усилиями Ленинградского фронта и Краснознаменного Балтийского флота наступление фашистских войск на Ленинград, несмотря на их огромное превосходство в авиации и танках, было сорвано.

Вечная память погибшим морякам!

Марина-Волна Безимова, 4 класс, редакция газеты «Вертушка»

...и блокадный кот

Это история о коте, который выжил в блокадном Ленинграде. Я ее услышала на экскурсии в Мемориале защитникам Ленинграда.

В одной ленинградской семье жил кот Маркиз. Маркиза подкармливали всегда, и даже в самую страшную голодную зиму 1941 года для него находились крохи. Однажды, во время тревоги, кот убежал... Положение в городе было настолько тяжелым, что в семье и не надеялись его больше увидеть, в голодном Ленинграде людям приходилось есть все, в том числе кошек, собак, птиц...

Семью эвакуировали по льду Ладожского озера — по Дороге Жизни. В 1946 году семья вернулась в Ленинград. Дом чудом уцелел. Потихоньку начали обживаться, как однажды поздним вечером в дверь настойчиво кто-то начал скребстись и мяукать. Мама подошла и приоткрыла входную дверь. За дверью сидел кот, отъевшийся (как раз мышами и крысами), черно-белый, очень похожий на Маркиза. Он был в шрамах, разорвано ухо, осталась только половина хвоста — кот «пришел с войны». Но сомнений в том, что это Маркиз, не было. На спинке кота с детства был жировичок, его не сложно было найти, погладив Маркиза по спине, а еще черная бабочка на белоснежной шее.

Межшкольный информационный дайджест ко Дню снятия блокады

Маркиз проспал три дня и три ночи без еды и воды. Во сне он явно переживал все те страшные моменты своей жизни в блокадном городе. К порогу квартиры он ежедневно приносил крыс и мышей — в благодарность. Пойманную живность Маркиз не ел, он питался вместе с семьей — рыбой, выловленной из Невы, пивными дрожжами.

Вскоре у Маркиза начались неприятности. У него выпали все верхние зубы — результат жизни в блокадном Ленинграде. Он перестал есть. Все ветеринары говорили, что кота необходимо усыпить. И кота повезли на усыпление. В клинике рядом оказался мужчина с собакой на руках, который поинтересовался — что с котом? После того, как он узнал историю Маркиза, сразу предложил помощь, он оказался работником института стоматологии, заведовал на кафедре протезирования. Маркизу сделали новую челюсть! Все сотрудники пришли смотреть на ветерана-кота. Но Маркиз не хотел принимать обновку, сдирал лапами. Помогла медсестра, предложила кусочек вареного мяса. Как давно кот не пробовал такого! Тут-то он и понял смысл — теперь он может кушать.

Маркиз спал со своей челюстью, которая хранилась в стаканчике с водой. С искусственными зубами кот прожил 16 лет. Когда ему исполнился 24 год, он понял, что умирает. Он смахнул стаканчик на пол, взял челюсть в лапы, свернулся, промурлыкал, и его не стало...

Достойно для кота, не правда ли?

История передана из уст в уста.

Дарья-Воробей Семенова, 4 класс, редакция газеты «Вертушка»