Детскосельская Муза

О газете       Архив номеров




Детскосельская Муза

Оказывается, в нашем городе есть люди, которые причисляют себя не к пушкинцам и царскоселам, а — к детскоселам. К таким людям относится Муза Николаевна Козлова. Она родилась в 1922 г. в Детском Селе и считает себя таковою. О себе она говорит: «Мою жизнь искорежила война». В то же время Муза Николаевна, обладая огромной силой воли, не смирилась со своей судьбой. Ее жизнь, наполненная творчеством, самоотдачей, достойна того, чтобы рассказать читателям газеты, какой замечательный человек живет в нашем городе.

Начнем с того, что Муза Николаевна (в девичестве Васильева) — коренной житель нашего города в третьем поколении. Ее дед служил садовником во дворце княгини Палей, его дочь (мама Музы) окончила благотворительный ремесленный приют, где научилась швейному делу. До войны Муза, единственная дочь военнослужащего и домохозяйки, жила весело и беззаботно. Она окончила 1-ю школу города Пушкина (ныне 500-я), поступила в Институт точной механики и оптики, успела закончить 1-й курс, и началась война. Отец находился в Ленинграде, на военном положении, она рыла окопы. 17 сентября 1941 г. Муза и мама оказались в оккупированном Пушкине. Затем были Лукаши, Гатчина, концентрационный лагерь в Эстонии. Там она в 1944 г. попала под бомбежку, какой-то немец на руках доставил ее в госпиталь, где немецкие врачи сделали операцию, ампутировав кисть правой руки. Как понимает сейчас Муза Николаевна, операцию они проделали на высшем уровне, так как потом рука ее не беспокоила. Лежала она в госпитале для военнопленных, там видела страдания и смерть многих наших людей.

В октябре 1944 г. вместе с мамой ей удалось вернуться в родной Пушкин, поселились они в подвале одного из домов. Мама работала уборщицей в детском саду, а Муза — в районном отделе народного образования. Демобилизовавшись, отец вернулся с фронта, жить стало немного легче.

Муза поступила и окончила Ленинградский библиотечный институт с отличием. Это была одна из больших удач в ее жизни, как считает сейчас Муза Николаевна, свою профессию она очень любила, и всегда ей было интересно работать именно в библиотеке. Муза Николаевна не рассказывает, чего ей стоило научиться писать левой рукой каллиграфическим почерком, но один эпизод из жизни она все же поведала. После войны были модны ботинки со шнуровкой, она как-то сидела и никак не могла завязать их одной рукой, расплакалась, на помощь пришла мама, которая, не выдержав, также расплакалась. Пришла неунывающая подруга Кира и, сказав, что это легко, научила ее завязывать шнурки одной рукой. Вообще, по утверждению
Музы Николаевны, ей всегда везло на хороших людей. Когда, например, после окончания института ее не брали на работу изза того, что она была в оккупации, то ее приняла заведующая только что созданной Ленинградской областной библиотеки. С августа 1957 г. Муза Николаевна работала в библиотеке воинской части, что располагалась в Александровском дворце. В 1959 г. умерла мама. В 1960 году Муза Николаевна устроилась на работу в Публичную библиотеку. В 1963-м умер отец. «Ушли единственные люди, кому я была нужна», — горько вспоминает Муза Николаевна. При их жизни дочь скрывала, как только могла, что она несчастна, что ей хочется на танцы, быть среди молодежи. А, они в свою очередь, не
показывали и вида, что ежесекундно переживают за дочь и жалеют ее.

Начался новый этап в жизни Музы Николаевны — без близких людей. Она не озлобилась, а, любя свою работу, научилась многому. За годы работы в научно-информационном отделе Публичной библиотеки — а ушла она оттуда на пенсию в 1978 г. — Муза Николаевна написала более 100 статей в научные журналы. Выпустила множество методических пособий, библиографических рекомендательных списков для читателей, сделала бесконечное количество докладов на разных уровнях.

Всегда ответственно и добросовестно она выполняла свои служебные обязанности, вкладывая в них всю душу. Девизом ее жизни стало слово: «Надо». На работе ее высоко оценили, дав Музе Николаевне только за работу, без защиты диссертации, звание старшего научного сотрудника.

В 1968 г. она вышла замуж за бывшего летчика Виктора Сергеевича Козлова. Жизнь расцветилась новыми яркими красками, но женское счастье длилось всего 13 лет — в 1981 г. муж внезапно скончался — не выдержало сердце. Как сейчас понимает Муза Николаевна, эти годы были самыми лучшими в ее жизни. Они много путешествовали, в летнее время жили в Закарпатье, на Ладожском озере, на реке Луге и в других местах Ленинградской области.

Заядлый охотник и рыболов, он приносил богатую добычу, которую надо было чистить, готовить. Порой ей это надоедало, но Виктор Сергеевич всегда ей во всем помогал. На пенсии Муза Николаевна долго не смогла находиться без дела. Она окончила курсы при Екатерининском дворце, одно время водила экскурсии. Позднее стала работать с Н. А. Трофимовой и Н. П. Сцибровской в тогда еще народном краведческом музее, а с 1987 г. ее зачислили в штат музея, который получил официальный статус (ныне — Историко-литературный музей). Здесь Муза Николаевна проработала до марта 1998 г. По словам директора Историко-литературного музея Натальи Давыдовой, она была автором одной из первых экспозиций о жизни и творчестве Анны Ахматовой, первая заговорила о запрещенном когда-то поэте Николае Гумилеве. Постоянно подходя к своему делу вдумчиво и ответственно, М. Н. Козлова создала вместе с другими сотрудниками музея экспозиции о поэтах и писателях Серебряного века.

Всегда Муза Николаевна давала дельные советы по оформлению стендов, выставок, обладая тонким художественным вкусом. Она стояла у истоков проекта «Царскосельские беседы», продолжающимся и в настоящее время.

Сейчас, проживая в Доме ветеранов архитекторов, Муза Николаевна продолжает много читать: еженедельно «Царскосельскую газету», чтобы знать, что делается в родном городе, «Литературную газету». Она до сих пор с удовольствием возвращается к своему любимому автору Константину Симонову: «Как никто другой, он правильно написал о войне», перечитывает строфы любимого поэта Николая Рубцова. Смотрит телевизор, наблюдая, что делается в стране, к ней заходят в гости знакомые. Каждый год она непременно встречается с Сергеем Львовичем Голлербахом, приезжающим в Петербург из Америки: «Только в этом году он почему-то не был», — сетует она. Муза Николаевна внимательно относится к своему здоровью, ведь в ее жизни еще много интересного. А главное — кошка, прибившаяся к ней в последние годы: «На кого я ее оставлю?» — спрашивает Муза Николаевна.

Работая над этой статьей, мне хотелось воздать должное Музе Николаевне Козловой, чтобы она прочитала о себе в газете, посмотрела на себя со стороны — и увидела то, что всегда видели другие — какая она замечательная и сильная женщина!

Марина Орлова