Датское кружево и незавидная участь мастериц

Датское кружево и незавидная участь мастериц

Выставка «Датского кружева» появилась в ГМЗ «Павловск» благодаря счастливому стечению обстоятельств, и теперь у каждого посетителя дворцово-паркового комплекса до 31 июля есть возможность посетить ее и познакомиться с более чем 400-летней историей этого художественного датского промысла.

Старший научный сотрудник музея Южной Ютландии (Тёндер, Дания), куратор выставки Ингер Лауридсен составила экспозицию таким образом, чтобы посетителям было ясно, кто занимался кружевоплетением и как эти предметы роскошных туалетов дам и кавалеров распространялись по всему свету.

Начнем с того, что в начале XVI века кружевоплетение приходит в Данию из Голландии, Фландрии и начинает развиваться в городе Тёндере и в его округе. Уже на карте области Тёндер начала XVII века на картуше изображена женщина, держащая в руке ленту кружева, что говорит о значении народного промысла на этой территории.

Образец кружева конца 18-го века

Непосредственно кружевоплетением занимались женщины, находящиеся на нижней ступени в иерархии производства кружев. Они жили в небогатых жилищах, приобретали на свои деньги орудия производства — шкатулку с подушкой и коклюшками. Участь их была незавидной. На выставке представлена записная книжка Берты Марии Александерсен, скончавшейся в 1898 году, в возрасте восьмидесяти лет. Она всю жизнь занимались тем, что зарабатывала себе на жизнь созданием кружев. Каждый день она до позднего вечера, пока руки в силах были держать коклюшки, а глаза — видеть, плела кружево по сколку — образцу. Еженедельно она подводила итог сделанному. Из книжки становится понятно, что чуть меньше она плела в воскресенье, так как «отвлекалась» на посещение церкви. Иногда раз в несколько месяцев у нее целый день уходил на заправку нитей в коклюшки, количество которых у нее доходило до 60 штук.

На следующей ступеньке по качеству жизни в этом производстве находились коробейники — уличные торговцы с коробами, где были и образцы кружев, намотанных на шпульки, и нитки, и весы. На весах коробейник взвешивал готовое кружево, причем оно должно было равняться по весу исходному материалу — льняным или хлопковым нитям. Для того чтобы торговать, коробейники обязаны были получить концессию — купить разрешение, выдаваемое на год. Коробейникам тоже деньги просто так не доставались — за их товаром, который был очень дорогим, охотились воры, поэтому им приходилось объединяться и путешествовать в относительной безопасности в карете с другими коробейниками. Свой кусок хлеба им приходилось отвоевывать в жесточайшей конкуренции с купцами — людьми, стоящими на вершине производства кружев.

Ожерелье ювелира Ханне Беренс

Купцы следили за тенденциями последней моды, приобретали сколки, налаживали торговлю кружевом в разных странах, покупали нитки и так далее. Они вкладывали собственные средства в развитие производства — благо, деньги у них были. Так, бургомистр Тёндера Карстен Рикстен, торговавший кружевом, обладал респектабельным особняком в Тёндере, который сохранился до сих пор.

Производство тёндерского кружева достигло своего высшего расцвета в XVII веке. Но после окончания войны с Францией в 1815 году Англия завалила Европу более дешевым кружевом машинного производства. Производство датского кружева окончательно не заглохло, но образцы кружев значительно упростились, и это занятие стало приносить гораздо меньше дохода.

Так или иначе, но высокохудожественный народный промысел дожил до нашего времени, превратившись в своеобразное хобби. Многие мастерицы в Дании занимаются кружевоплетением, они объединены в организацию «Датское кружево», насчитывающую 4 тысячи членов. Современные ювелиры и художники Дании, такие как Ханне Беренс и Грю Видберг, были настолько вдохновлены кружевоплетением, что создавали свои творения, используя этот метод. Только материалом для них служили серебро и золото.

Кроме множества образцов тёндерского кружева разного периода и артефактов, позволяющих наглядно проследить всю четырехсотлетнюю историю кружевоплетения, на выставке представлен и фарфор Копенгагенской королевской мануфактуры из фондов Павловского дворца. И как напоминание о том, что Россию и Данию всегда сближали не только предметы роскошных туалетов, но и общие корни, здесь выставлено платье императрицы Марии Федоровны (супруги Александра III и матери Николая II), которая была урожденной датской принцессой.

Марина Орлова, www.gorod-pushkin.info