Бесценные свидетельства блокады

О газете       Архив номеров



На заседания краеведческого клуба «Отечество» в библиотеку им. Д. Н. Мамина-Сибиряка приходят интересные гости. На этот раз, 18 января, это был Игорь Воеводский, главный редактор детского журнала «Автобус», руководитель экскурсионной фирмы «Эклектика», автор нескольких книг. В памятный день прорыва блокады он представил книгу своей матери Александры Исааковны Воеводской «Четыре года жизни, четыре года молодости». Это книга мемуаров о довоенной жизни в Пушкине, о блокадном Ленинграде.

Летом 1941 г. погода не баловала: дожди, пасмурно, но это не огорчало молодых родителей Александру и Эммануила Воеводских. Они снимали комнату в г. Пушкине в доме на углу Октябрьского бульвара и Школьной улицы. С удовольствием гуляли с коляской по паркам, принимали гостей и были бесконечно счастливы...

Война. Эммануил записался в ополчение, а молодая мама осталась одна с ребенком. Спасаясь от бомбежек, поспешила уехать в Ленинград. В Пушкине остались родители Эммануила — его мама была еврейкой, что впоследствии сыграло роковую роль в ее судьбе, а отец — русский. Оба были врачами, а тогда людям этой специальности не разрешалось покидать Пушкин, да и вообще свободного выезда в Ленинград для жителей Пушкина не было — только по специальным пропускам. Утром 17 сентября они стояли на углу Октябрьского бульвара, ожидая машину, чтобы отправить последнюю, как оказалось, открытку родным. Фашисты расстреляли мать Эммануила, а отца, жестоко избив, выкинули умирать, но он выжил.

Остальные страницы мемуаров посвящены выживанию в блокадном Ленинграде. Игорь Воеводский пояснил, что воспоминания Александра Исааковна писала для своих детей в начале 1980-х гг., совершенно не думая их издавать. Отсюда особая доверительная интонация книги. Александра пишет честно и без пафоса о том, какими запомнила она эти страшные дни. Во время зимы 1941–1942 гг. она не работала на производстве, но тем не менее все что она делала было сопряжено с героическими усилиями. Александра была матерью грудного ребенка — Андрюша родился в марте 1941 г. Жила с родителями, которые работали в поликлинике. Молодая мама отоваривала хлеб по карточкам, стоя в очередях, ходила за водой, топила печку-буржуйку. Она описывает невыносимо трудный быт того времени. Ведь город по существу превратился в одну огромную деревню, где в домах не было ни света, ни канализации, ни воды, ни отопления.

Кроме физических страданий, голода в блокаду многие люди испытывали духовную разобщенность: жители закрылись в своих «норах» и очень редко кого навещали. В ту страшную зиму Александра потеряла карточки на всю семью на десять дней — стоит ли объяснять, что это значило в то время. Молодая женщина ходила на рынок и меняла самые ценные вещи на крупу, из нее они варили даже не кашу, — настолько ее было мало, а какую-ту заболтанную водичку. Несмотря на то что они пережили самое страшное время — зиму 1941–1942 гг., мама и сын Александры не смогли оправиться от ее последствий и умерли в августе 1942-го. Какое-то время Александра с отцом жила в Александринском театре, в котором во время блокады не прекращались постановки Театра музыкальной комедии. Как счастье она вспоминает, что там, в столовой, можно было без талонов поесть воду с хряпой — «щи». Весной 1943 г. Александра начала преподавать в школе. Вспоминая своих учеников, она делает неутешительное наблюдение: в основном пережили блокаду дети торговых работников, а они не отличались хорошим поведением.

В книге, которая написана прекрасным языком, дана также личная переписка Александры Исааковны с мужем и родственниками. Эти личные письма опубликованы сыновьями Константином и Игорем специально, чтобы подчеркнуть характер родственных отношений, основанных на любви, благодаря которой они вынесли все ужасы войны и связанные с ней потери.

Марина Орлова