В. А. Беклемишев

О газете       Архив номеров




Владимир Александрович Беклемишев

Владимир Александрович Беклемишев (1861–1919) — скульптор, академик, профессор, педагог и ректор петербургской Императорской Академии художеств. При жизни его имя пользовалось большой популярностью, но к рубежу ХХ—ХХI веков упоминание о мастере можно было встретить в основном в справочной литературе.

В мае 2010 г. о забытом скульпторе заговорили, когда в Эрмитаже обнаружили замурованную в стену его гипсовую скульптуру «Беглый раб». Прошедшая же весной этого года в Русском музее выставка работ В. А. Беклемишева позволила желающим оценить и заново открыть для себя талант и мастерство замечательного художника. В. А. Беклемишев создал немало произведений, которые стали заметным явлением в художественном мире. Является он автором и одного из самых известных и значительных памятников Павловского парка.

Владимир Александрович родился 3 (15) августа в Екатеринославской губернии в имении отставного гусарского полковника и художника-любителя А. Н. Беклемишева (Реджио) (1821/22—1908). Отец скульптора принадлежал к старинному роду, наиболее славными представителями которого являются князья-полководцы М. Ф. Пожарский и М. И. Кутузов. Отставной полковник был по-своему незаурядной личностью. Он прожил бурную молодость, много лет провел за границей, где из любви к Риму сменил родовое имя на итальянское, на Родину вернулся в преклонном возрасте и закончил трудовую деятельность декоратором некоторых оперных театров на юге России. Его акварельные работы встречаются в ряде музейных коллекций.

Карьера его сына была значительнее. Азы живописи юноша начал постигать в 12 лет в Харькове в школе рисования М. Д. Раевской-Ивановой и в известной студии художника Е. Шрейдера. В 17 лет продолжил образование на скульптурном отделении Императорской Академии художеств, которое закончил (1887) с двумя золотыми медалями.

В 31 год за работы, выполненные во время стажировки в Париже и Риме, удостоился звания академика, в 33 — уже руководил скульптурной мастерской и входил в Совет профессоров, а в 39 — его первый раз избрали ректором Академии и в 44 — второй. Он имел чин действительного тайного советника, вел активную общественную жизнь, участвуя в организации многочисленных выставок как в России, так и за рубежом и представляя ИАХ в разных комиссиях и комитетах.

Владимир Александрович Беклемишев

Любимое дело

В. А. Беклемишев относился к своему делу с любовью и отдавался ему с самозабвением. Из-за нехватки времени для собственной работы творил урывками, по вечерам. Беклемишев создал более тридцати скульптурных портретов современников — ученых, музыкантов, художников, артистов, членов императорской фамилии. Но наибольшую известность ему принесли памятники историческим деятелям России: А. С. Грибоедову (1900), установлен у здания русского посольства в Тегеране на месте трагедии в память 70-летия гибели поэта и дипломата;
завоевателю Сибири казачьему атаману Ермаку в Новочеркасске (1904) в честь 300-летия войска Донского; в Петербурге — С. П. Боткину перед зданием Военно-медицинской академии; П. И. Чайковскому — в здании Консерватории; доктору Д. О. Отту — в вестибюле НИИ его имени; ученому А. Н. Веселовскому — в Пушкинском Доме.

Он никому не отказывал в просьбе снять маску с умершего и достаточно трудился в области мемориальной пластики. Самые известные надгробия — художнику А. И. Куинджи и оперному певцу Ф. И. Стравинскому в Некрополе мастеров искусств, генералу Д. С. Мордвинову на Новодевичьем кладбище. В разные годы мастер награжден орденами Св. Станислава III ст., Св. Анны III ст., Владимира IV ст., баварским Св. Михаила II cт., удостоен золотой медали на Всемирной выставке в Париже. Его произведения хранятся в музеях разных городов России, например, в Русском — знаменитые статуи св. Варвары и «Христианка первых веков», в Третьяковской галерее — «Как хороши, как свежи были розы».

Высокой основательнице

Работу над памятником императрице Марии Федоровне для установки его в г. Павловске Беклемишев закончил летом 1913 г. Скульптурный портрет еще находился в мастерской, а пресса оценила его как «прекрасный, выдержанный в строгих и в то же время благородно мягких линиях». Позировала скульптору артистка Императорского Малого театра О. Ф. Сорокина. Идея увековечивания «высокой основательницы благотворительных и просветительных учреждений в России» появилась в 1835 г. В разное время над образом императрицы работали скульпторы И. П. Мартос, С. Гальберг, А. М. Опекушин, но ни один из разработанных вариантов по разным причинам воплощен не был. И только в 1914 г. задуманное удалось осуществить.

Памятник отлит на бронзолитейном заводе К. Робекки и помещен в беседку (проект арх. К. И. Росси, 1816). Ее строительство вел архитектор К. К. Шмидт, возводивший в те годы в Царском Селе дворец княгини О. Палей.

Бюсты великого князя

До октябрьских событий в Царском Селе в саду Запасного дворца (ул. Садовая, 22) можно было видеть еще одну работу Беклемишева — бюст хозяина здания в. к. Владимира Александровича (1876–1909), третьего сына императора Александра II, генерал-адъютанта, командующего войсками гвардии и Петербургского военного округа, президента Академии художеств. В каталоге ГРМ «Скульптура XVIII — н. XX в.», 1988 г., читаем: «В первый раз В. А. Беклемишев исполнил бюст в. к. Владимира Александровича по заказу его жены Марии Павловны, в связи с кончиной великого князя. Гипсовый вариант скульптурного портрета был передан в Академию художеств, а бронзовый отлив 22 июня 1910 г. установлен в Царском Селе (оба не сохранились). В следующем году скульптор повторил его в мраморе и преподнес Академии художеств (ныне он хранится в собрании ГРМ). Позднее появились еще два памятника-бюста великого князя, отлитые в бронзе по модели Беклемишева. Один из них открыт 19 июля 1912 г. в Красном Селе... Его соорудило юнкерское училище, названное именем князя... Бюст в основном повторял работу 1909 г., отличаясь главным образом наличием фуражки. Следующий по времени памятник, полностью повторяющий красносельский, относится к 1914 году. На этот раз он был установлен 21 марта в Петергофе перед зданием офицерского собрания лейб-гвардии Драгунского полка, чьим шефом был великий князь».

Человек большой души

Многолетнее преподавание Беклемишева в Академии способствовало появлению целого ряда ведущих мастеров следующего поколения: С. Т. Коненкова и А. С. Голубкиной, В. Лишева, М. Манизера, Л. Шервуда и др. В ту пору многие из них в поисках новых путей отрицали традиии академизма, приверженцем которых в основном остался их наставник. Несмотря на частые конфликты, возникавшие в мастерской на почве этих разногласий, ученики сохранили о своем преподавателе самые добрые и теплые воспоминания.

Впрочем, все знавшие Беклемишева отзывались о нем, как о «человеке большой души, добром и бескорыстном». Он «легко и радостно» помогал нуждающимся во внимании и заботе, будь то коллеги, служители Академии или студенты. Многие из последних, находясь в житейских и материальных затруднениях, подолгу жили в его семье. Например, Филипп Малявин. Встретив во время путешествия по Европе в иконописной мастерской Афонского монастыря талантливого послушника, он увез будущую европейскую знаменитость в Петербург, поселил у себя и подготовил к поступлению в Академию. В результате русское изобразительное искусство обогатилось произведениями яркого самобытного художника. Особое место занимал В. А. Беклемишев в жизни Анны Голубкиной, испытывавшей к своему учителю «глубокую, трагическую, безответную любовь», о которой тот так никогда и не узнал.

Известен литературный портрет Беклемишева, составленный его дочерью: «Высокого роста, с тонким, красивым лицом, отец выделялся своей наружностью среди окружающих. Красота его была окрашена необычайной художественностью. Репин долго уговаривал отца позировать „для Христа“, но он не согласился. С годами скорбная морщина легла между его бровями, глубоко посаженные глаза запали, но взгляд их стал острее и проникновеннее, все лицо как бы засветилось и из красивого стало прекрасным».

Семья Владимира Александровича Беклемишева

Семья

Беклемишев был счастлив в семейной жизни. Он женился в 1897 г. на Екатерине Ивановне (1865–1912), в первом браке Гвозданович, родом из богатой купеческой семьи Прохоровых, собственников Трехгорной мануфактуры. Из воспоминаний художника М. В. Нестерова: «Екатерина Ивановна была дивно хороша собой: светлая блондинка с вьющимися подстриженными волосами, прекрасно всегда одетая, такая стройная, во всех отношениях блестящая, живая и одаренная... На эту пару нельзя было не заглядеться. Она обращала на себя внимание, как дивное сочетание совершенной красоты человеческой природы». Екатерина Ивановна получила домашнее
образование, с детства проявляла склонность к живописи, но в 30 лет серьезно увлеклась скульптурой. Первые профессиональные навыки получила в Одессе в мастерской скульптора Б. В. Эдуардса.

Свои работы, «своеобразные и оригинальные», выставляла под псевдонимом «Мишева». Ее произведения хранятся в некоторых музеях и частных коллекциях. Музей ИАХ приобрел ее статуи «Кузнец» и «Саломея». Голову Иоанна Крестителя, с которой традиционно изображают иудейскую царевну Саломею, автор вылепила с головы своего супруга «схоже и талантливо».

Екатерина Ивановна была добра и деятельна. Как супруга ректора она старалась
обеспечить студентов заработком, находя им заказы, для детей служащих по праздникам устраивала угощенье и подарки. В голодное время на свои средства в Тульской губернии открыла столовую и больницу для тифозных, в Тверской — организовала школу художественной вышивки для девочек, лучшие работы мастериц выставлялись на международной выставке.

Екатерина Ивановна БеклемишеваЖизнь этой замечательной женщины оборвалась в Баден-Бадене 12 января 1911 г. в возрасте 45 лет. Погребена в Москве в родовой усыпальнице Прохоровых на Новодевичьем кладбище. На открывшейся посмертной выставке ее произведений в зале музея ИАХ «на фоне красивых тканей, среди пышных кустов душистых цветов» посетители увидели скульптурный портрет Екатерины Ивановны. «Миниатюрная фигура, тонкие черты лица. Чуть кокетливо наклонив голову, она грациозно придерживает ниспадающую юбку». Это была работа ее супруга.

У Беклемишевых были две дочери: Екатерина (1897–1972), выпускница гимназии Э. Д. Шаффе и Бестужевских курсов, и Клеопатра (Клео) (1898–1976), унаследовавшая талант родителей, выпускница ИАХ, «любимая скульпторша русской эмиграции», которая оставила воспоминания о родителях. В семье воспитывались и два сына от первого брака Екатерины Ивановны, к которым
глава семейства относился, как к родным. Гвозданович Борис Васильевич (1884–1917), юрист, служащий сената, покоится в усыпальнице Прохоровых рядом с матерью. Гвозданович Константин Васильевич (1886–1954) капитан лейб-гвардии Конной артиллерии, юрист, философ, масон, участник Первой мировой и Гражданской войн. Сестры и Константин эмигрировали из России в середине 1920-х, жили в основном в Париже и нашли упокоение на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

В. А. Беклемишев служил в Академии до осени 1918 г., оставив заведение по болезни. В отличие от своих учеников он не принял участия в «ленинском плане монументальной пропаганды», что сильно сказалось на его материальном положении. Осенью 1919 г. скульптор был арестован большевиками по обвинению в причастности к партии кадетов. Находясь в тюрьме, «просил принести ему только воск и вылепил всех своих сотоварищей по несчастью». Его освободили уже совсем больного благодаря хлопотам учеников и вмешательству М. Горького. Он уехал в г. Новоржев Псковской области, где и скончался 21 декабря 1919 г. Могила его затерялась. По некоторым сведениям через несколько лет одна из дочерей перевезла прах отца в Петроград, но до настоящего времени подтверждения этих сведений не обнаружено.

Надежда Зайцева