«Время, назад!»

Писатель Александр Ласкин

«ВРЕМЯ, НАЗАД!» Так называется девятая по счёту книга Александра Ласкина, изданная в Москве.

Как и предыдущая «Гоголь-моголь», выпущена в свет издательством «Новое литературное обозрение». Но я не просто так вынес название книги в заголовок своего Слова об Александре Ласкине и его семье... И даже не потому, что в своих литературных изысканиях писатель погружен в прошлое. Я ведь и сам, будто сижу перед стареньким кассетным магнитофоном, откручиваю назад пленку минувшего...

Царскосёл Александр Ласкин и его дочь Аня живут в обыкновенной трехкомнатной квартире. Обыкновенная, да не очень. Впервые попав сюда, ощущаешь себя так, словно ты в музее. По стенам во множестве — картины — пейзажи и портреты, среди них картины художника, о котором он, в частности, писал, — Константина Кордобовского. На полках книги, тоже прекрасно подобранные и собранные с любовью. При этом все, что у него есть, связано с его же героями — Ан. Мариенгофом, А. Эберлингом, О. Ваксель...

Портрет А. Ласкина работы Григория Кацнельсона

Г. Кацнельсон. Портрет А. Ласкина. Холст, масло. 2011. Музей «Царскосельская коллекция»

Но самое интересное все-таки — это живые обитатели необыкновенного жилища. Впрочем... Ах, как трудно писать об этом. Но ведь надо... Этот небольшой рассказ можно было бы посвятить её памяти. А время летит. 18 мая три года будет, как хранительница дома, жена и мама, навсегда покинула этот дом... Простите меня, Александр Семенович и Аня, что я воскрешаю вашу незаживающую боль. Но как мне поступить иначе?

С Мариной я был знаком раньше, чем встретился и подружился с Ласкиным. Более того, даже подружившись, не сразу понял, что Марина — его жена. Она работала заведующей краеведческим кабинетом в Центральной пушкинской библиотеке имени Мамина-Сибиряка, и мы часто общались с ней по литературным и историческим вопросам. Она знала и любила наш город. Мы с ней даже вместе участвовали в акции по защите дома Алексея Толстого...

«Время, назад!» — этим названием книги Александра Семеновича возвращаюсь в недалекое прошлое.

В 2006 году начали издавать журнал «Царское Село», и тогда появился в моей жизни Саша. Он принес рукопись своего отца Семена Ласкина, и мы опубликовали эту детскую повесть. И много узнали об удивительной творческой семье.

Беседовать с Александром Ласкиным — огромное удовольствие. Человек недюжинного ума, колоссальной эрудиции, кажется, знающий все и вся, разумно и эффективно распорядившийся своей жизнью, Александр Семенович состоялся как личность в полной мере. Доктор культурологии, философ по своей сущности, профессор Санкт-Петербургского университета культуры и искусств, автор монографии и нескольких десятков научных статей — это для жизни одного человека было бы вполне весомо, даже с избытком, но только не для Ласкина.

Древние восточные мудрецы говаривали: два бесконечных мира легко помещаю в своем сердце и в своей голове, но им никогда не поместить меня.

Александр Семенович «не помещается» в рамки существующего бытия. Он вторгается в его прошлое и, как на антресолях забытых вещей, находит там удивительное. Все десять написанных им книг — это настоящие находки писателя, о которых мы либо ничего не знали, либо знали ничтожно мало. Такова награда за его пристрастие писать книги на основе неизвестных архивных материалов: новые открытия, забытые имена...

«Время, назад!» — девятая по счету книга писателя. В ней две повести: «Ангел, летящий на велосипеде» об Ольге Ваксель и Осипе Мандельштаме и «Наследственная неприязнь к блестящим пуговицам» о Зое Томашевской, недавно ушедшей от нас. Жила она напротив Ласкиных, в доме ветеранов архитектуры. И целых три года ходил Александр Семенович на встречи с этой удивительной личностью, близко знавшей Анну Андреевну Ахматову, хранившей в своей памяти имена и судьбы многих выдающихся людей нашего отечества.

Недавно Саша пригласил нас с женой в «Бродячую собаку» на спектакль об Ольге Ваксель. Это удивительный, маленький, камерный театр «Картонный дом», где Ольгу Ваксель играет Леся Кропачева. Она же постановщик и художник этого представления.

Обложка украинского издания книги А. Ласкина «Дом горит, часы идут» (Житомир, издательство Марины Косенко, 2012)

Обложка украинского издания книги А. Ласкина «Дом горит, часы идут» (Житомир, издательство Марины Косенко, 2012)

И мы с Тошкой прочли еще в рукописи его новую работу, большой документальный роман «Дом горит, часы идут», который был опубликован в «Неве», а потом вышел отдельным изданием. В маленькой зарисовке всего не скажешь, тем более о книгах мастера.

Для этого, дорогие читатели, прошу вас взяться за прочтение книг писателя во втором поколении Александра Семеновича Ласкина. Вы не пожалеете о затраченном времени. Кроме того, узнаете уйму интересного о нашем замечательном, но и противоречивом, сложном прошлом, не пройдете мимо выдающихся личностей минувших эпох. Наконец, вы получите истинное наслаждение от чтения, ибо Ласкин, с его особым стилем и неповторимой манерой повествования, действительно Мастер слова.

А теперь я скажу несколько слов о юном «Ласкинского гнезда». Без всякой иронии и лукавства говорю об Ане Ласкиной — наследнице деда и отца. Существо еще совсем юное, вчерашняя школьница, а ныне студенка Академии театрального искусства, Аня тоже выбрала для себя путь творчества. И все у нее впереди. Восхищаюсь ее мужеством, силой духа. Ведь Ане досталось: умерла мама, а надо было сдавать экзамены выпускные и держать экзамены в вуз. Аня все преодолела, получив высшие оценки за учебу. Папа, в качестве моральной компенсации, одарил её с любовью путешествием в Европу. Они видели Германию, Чехию, Австрию. После поездки пригласили все мое семейство в гости. Анюта хозяйничала на кухне, пили чай с бутербродами и вкусными сладостями, а потом увела нас к себе в комнату к компьютеру. Показывала фотографии их путешествия с папкой. Моя Юлька ахала и охала и тихо завидовала подружке. Ее-то с мамкой только на Вологодчину возят.

А я сидел в уголке, поглядывал на всех, и был счастлив.

— Как много у меня удивительных друзей, которых я люблю, уважаю, ценю и без которых уже не мыслю своей жизни, — думал я. — Но ведь это не просто так. Значит, не напрасно живу в этом безумном, но таком прекрасном мире.

Послесловие. Когда я готовил эту зарисовку к печати, позвонил Александр Семенович. Только что вернулся с Украины, из Житомира, куда его пригласили организаторы церемонии, посвященной памяти Николая Блинова. Кстати, только что в издательстве Марии Косенко вышло украинское издание книги «Дом горит, часы идут».

Это уже второй визит писателя «по следам его героя». В январе Ласкин побывал в Израиле, где тоже увековечили память человека, павшего от рук убийц — участников еврейского житомирского погрома в начале прошлого века. Там, в университетском городке, поставили памятник Блинову, и Александр Ласкин вместе с другими участниками посадил дерево в его честь. Так бывает вознагражден писатель за свой тяжелый труд приходящим к нему признанием.

Мне особенно приятно, что этот небольшой рассказ о моих друзьях выходит в эти весенние праздничные дни. С праздником вас, дорогие Александр Семенович и Анечка! Будьте счастливы и новых удач вам в творчестве!