Из Петербурга в Царское Село по воздуху...

О газете       Архив номеров




Из Петербурга в Царское Село по воздуху...

Август 1911 г. К этому времени в авиационном мире произошли значительные изменения. «Аэропланы, — как отмечал журнал „Природа и люди“, — выдержали экзамен на аттестат зрелости». Авиаторов уже не удовлетворяло тогдашнее значение авиации — быть одним из видов публичных зрелищ, и они все смелее и смелее начали выводить ее за рамки аэродромных полетов и красивых планирующих спусков. Подобно повзрослевшим птенцам авиаторы все дальше и дальше улетали от своего гнезда, соревнуясь на дальность полета, в поисках новых возможноствей применения аэроплана.

История этого поиска началась с посещения музея Комендантского аэродрома, который расположен в 66-й школе на бывшем летном поле. При осмотре экспозиции, посвященной первым перелетам русских авиаторов, я обратил внимание на необыкновенную фотографию. На ней были засняты в пилотской кабине два авиатора, карта перелета и краткий текст: «Пилот А. Е. Раевский с пассажиром Н. В. Ребиковым совершил полет в Царское Село 16 августа 1911 года. Обратный перелет был совершен из Царского Села в Коломяги с пассажиром И. Ф. Байковским 31 августа». Как выяснилось, этот перелет явился первым воздушным мостом, связавшим столицу с Царским Селом. Чтобы пролить свет на заинтересовавшее меня событие более чем 100-летней давности, я засел за старые газеты.

Первое сообщение об этом нашел в «Петербургской газете» за 17 августа 1911 г. Под броским заголовком «Авиатор Раевский на пути в Царское Село» помещена заметка в несколько строк, которую мы и приводим здесь: «Был восьмой час вечера, когда на аэродроме (в эти августовские дни Софийский плац был превращен в летное поле, на котором проходила Царскосельская авиационная неделя — В.К.) получили сведения, что для перелета в Царское Село поднялся на „Блерио“ с пассажиром авиатор Раевский».

Благополучно ли совершил авиатор перелет или нет, об этом в газете не сообщалось. А вот газета «Пермский край» от 19 августа уделила больше внимания этому событию в отечественной авиации. «Авиатор Раевский, — сообщала газета своим читателям, — поднявшийся в 7 часов вечера 16 августа, планирующим спуском благополучно достиг земли. Он не долетел двух верст до Царского Села. На высоте 800 метров у него неожиданно остановился мотор вследствие истощения запаса бензина».

...Начиналась авиаторская карьера студента-петербуржца Алексея Раевского со вступления в Императорский Всероссийский аэроклуб, в котором вскоре он обучился на моториста и был послан во Францию в школу Луи Блерио. 26 мая 1911 г. Раевский благополучно сдал авиаторский экзамен. Получив «Бревет» (так назывался тогда диплом пилота-авиатора) за номером 539, Раевский поспешил на Родину. В Петербурге он был назначен летчиком-инструктором Императорского Всероссийского аэроклуба. Первый свой полет в небе столицы Раевский совершил 11 августа, а 16 августа поднялся во второй раз с целью перелета в Царское Село для участия в Царскосельской авиационной неделе.

Надо было обладать смелостью, чтобы, имея за плечами несколько учебных полетов во Франции и один в России над аэродромом, решиться на такой дальний для того времени внеаэродромный полет. Раевский обладал не только смелостью, но и всеми качествами влюбленного в небо и в свою профессию авиатора.

Однако возвратимся к перелету. «Перелет через море, — читаем воспоминания авиатора, — был прямо фантастичен. Над Финским заливом мы пролетели на высоте 500 метров. Ощущение было захватывающее, все хотелось идти выше и выше». Долетев до Пулково, авиатор увидел слева по курсу Царское Село. В это время, как он отмечает в своих воспоминаниях, высота полета была «колоссальная — свыше 1000 метров». Но в этот момент авиатор услышал перебои в моторе, кончался бензин. Встречный ветер снизил скорость полета, а следовательно, и время перелета увеличилось. Не долетев до Царского Села две версты, авиатор совершил спуск в деревне Редкое Кузьмино. За 46 минут было преодолено 42 версты. Пришлось заканчивать, чтобы с утра продолжить полет. Но утром погода испортилась, и авиатор решил «отнять крылья и перевезти аэроплан на лошадях».

Участие в полетах на авиационной неделе Раевский не принимал, так как не были оформлены вовремя некоторые документы. Подождав окончания авиационной недели, авиатор вместе со своим учеником Байковским 31 августа в 6 часов 40 минут вечера поднялся с Софийского плаца и взял направление на столицу. На этот раз погода не благоприятствовала перелету. «Дул шквалистый ветер. Над морем нас застиг дождь, и стало настолько темно, что кроме блестящей поверхности моря под нами и рядов огоньков на улицах города ничего нельзя было разобрать. Над Васильевским островом нас потрепало. Ветром завернуло хвост вправо на 90 градусов и отнесло в сторону. А кругом все темно, аэродрома не найти». Но в это время на аэродроме услышали шум мотора и быстро разожгли огромный костер. Увидев костер, авиатор направил аэроплан прямо на него и благополучно совершил посадку, пробыв в воздухе 45 минут. Так был проложен первый воздушный мост, связавший Петербург с Царским Селом.

В дальнейшем Раевский принимал участие в научных полетах на воздушном шаре вместе с известным революционером и ученым Н. А. Морозовым. Ему принадлежит большая заслуга в авиационной фотосъемке. Авиатор был одним из первых пассажиров отечественного многомоторного самолета «Илья Муромец», с борта которого он выполнил несколько снимков столицы.

В начале 1914 г. его вторично командируют во Францию. На этот раз в высшую школу пилотажа, которую он блестяще оканчивает. По возвращении в Россию 6 мая, как отмечает «Петербургская газета», Раевский совершает девять «мертвых петель». Одна из них, совершенная на высоте 40 метров, стала мировым рекордом.

Война прервала полеты летчи-каинструктора А. Е. Раевского в мирном небе. Он добровольно вступает в армию и назначается летчиком-инструктором Севастопольской авиационной школы. Раевский несколько месяцев служит во фронтовой авиации, совершая боевые полеты. За смелые разведполеты и бомбежку вражеских объектов он награждается орденами, ему присваивают звание прапорщика.

После октября 1917 г. Раевский поступает в Красную авиацию, готовит кадры для Красного воздушного флота сначала в Киевской, а затем в Московской авиационных школах, одновременно проводит испытания различных типов самолетов, выпускаемых отечественными заводами. В последующие годы Алексей Евгеньевич занимает высокие командные должности в Главвоздухфлоте. В эти годы из-под его пера выходит ряд научных статей, две книги об истории первых перелетов и становлении отечественной авиации.

Отмечая 10-летие авиационной деятельности Раевского, журнал «Вестник Воздушного флота» писал в 1921 г.: «За 10-летний период юбиляр летал на самолетах 32-х различных типов. Обучил летному делу около двухсот летчиков. За это время А. Е. Раевский пробыл в воздухе около 3-х тысяч часов. Надо признать, что десять лет непрерывной фантастической летной службы — срок большой». Да, по тем временам «авиационная жизнь» летчика исчислялась двумя-тремя годами, а то и месяцами. Прирожденный талант авиатора и здесь помог ему поставить своеобразный рекорд.

О дальнейшей судьбе Александра Раевского рассказала мне бывший секретарь профессора Жуковского, директор научно-мемориального музея Н. Е. Жуковского Н. М. Семенова: «После ухода с летной работы по состоянию здоровья Раевский работал в редакции журнала „Самолеты“ и в туполевском конструкторском бюро. В 1932 г. последовал арест, но через некоторое время его освободили. Прошло несколько лет, и Раевского снова арестовали...»

Судьба подарила мне встречу и с родственником авиатора Н. С. Черновым, который поведал о трагических годах жизни Алексея Евгеньевича. Он не только строил Беломорканал, но и выполнял съемочные работы, вносил изобретательские предложения и усовершенствования в области строительной техники. На память о наших встречах Николай Сергеевич подарил мне несколько фотографий авиатора.

Сегодня многие пассажирские лайнеры, стартующие в петербургском аэропорту «Пулково», пролета ют над городом Пушкином. Но старт аэроплана Раевского сто один год тому назад, связавший город на Неве с Царским Селом, был первым.

Владимир Король